На предстоящей неделе состоится референдум по выходу Великобритании из состава Европейского союза. Это событие буквально планетарного масштаба и в случае реализации Brexit мировая экономика, и так уже перенесшая значительные потрясения в недавнем прошлом, получит еще один (а может быть и не один) удар. Сейчас вряд ли кто нибудь с высокой степенью достоверности сможет предсказать что произойдет с тем или иным активом. Вполне возможно, что последуют значительные вливания в известные активы-убежища, такие как золото, доллар США, японскую иену, швейцарский франк. Но здесь уже наготове находятся центральные банки – Федеральный Резерв, Банк Японии, Швейцарский национальный банк, которые всеми мерами будут противиться излишнему укреплению национальной валюты, так как это приносит ущерб национальному экспорту. А дальше, дальше может вообще произойти все что угодно. А может быть ничего и не произойдет. Британцы проявят рассудительность и мудрость, решат, что «старый друг лучше новых двух» и чинно, благородно проголосуют за европейское единство, и в мире станет одним кризисом меньше. Но на сегодняшний день что то не очень верится в подобный хэппи энд. Во всяком случае безоговорочно. Поэтому я решил покопаться в архивах и поднять на поверхность материалы крайнего мирового кризиса 2008-2009 годов. Нельзя сказать, что все произойдет точно также, но как мне представляется, будет достаточно похоже. Во всяком случае отнестись к предстоящим событиям следует очень и очень серьезно. Хотя можно и несерьезно, а можно и совсем не относиться. Ну, если вас не интересует результат. :)

«Вирус ипотеки».

«У истоков мирового кризиса». Мировые финансовые рынки содрогнулись. Несмотря на то, что источник «заражения» — проблемы на рынке ипотечного кредитования — возник в США, глобализация сделала свое дело. Оказалось, ни один из мировых финансовых центров не обладает достаточным иммунитетом, чтобы безболезненно перенести охватившую инвесторов горячку. Фондовые индексы снижались практически повсеместно, а возникший дефицит ликвидности длительное время не удавалось нейтрализовать даже мощнейшими вливаниями денежных ресурсов ведущими мировыми центральными банками. Доллар начал падать против всех валют, цены на нефть и золото достигли заоблачных высот.

Кризис не случился в одночасье - ипотека в США «заболела» еще в начале 2007 года. Но американские монетарные власти поначалу даже не обратили на это внимания. Затем начали уверять инвесторов, что это легкий насморк, экономический рост эти проблемы не затронут. Между тем рынок строительства нового жилья - это основа всей американской экономики и мотор, который оживляет все без исключения ее сектора. Но политикам было нужно сделать хорошую мину при плохой игре. К июлю 2007 года обманывать или самим обманываться стало уже неприлично, и глава Федеральной Резервной Системы США Бен Бернанке, руководитель Минфина Генри Полсон и президенты крупнейших инвестиционных домов сдались и признались в «содеянном».

Вообще рынок долгового капитала - это движущая сила финансового мира, своеобразный живительный поток средств для правительств и компаний, нуждающихся в инвестициях, для частных лиц, нуждающихся в жилье, образовании и просто нормальных условий для жизни. Рынок этот существует испокон веку и, казалось бы все в нем ясно и понятно: вот банк (главное, чтобы он имел достаточное количество ресурсов), а вот потенциальный заемщик (главное, чтобы он был платежеспособен). Банк выдает кредит, а добросовестный заемщик его своевременно гасит, естественно с процентами. Иначе к чему все это?

Но на протяжении последних лет финансовые власти США проводили очень мягкую кредитно-денежную политику, а на рынке недвижимости наблюдался многолетний рост цен на жилье. В результате в стране стал бурно развиваться рынок низкокачественных ипотечных кредитов (так называемых subprime mortgages) или иначе рынок субстандартного ипотечного кредитования. Соблазнившись доступностью сравнительно дешевых финансовых ресурсов, многие операторы рынка в поисках дополнительных доходов стали игнорировать одну из основных заповедей кредитования вообще и ипотечного кредитования в частности — тщательно отслеживать платежеспособность заемщиков, довольствуясь только залогом в виде приобретаемого жилья.

Кроме того, все это выглядело необременительно и несложно - ипотечные кредиты предлагали многие кредитные учреждения. К тому же, ипотечное кредитование в США не является “кабальным” и редко превышает 5% годовых. Кредиты обычно предоставляются на длительный срок, а если по тем или иным причинам заемщик не может своевременно погасить платежи, существует гибкая система рефинансирования.

Еще один важный момент: в Америке жилье, находящееся в ипотеке без проблем продается. То есть заемщик, почувствовав, что ему не по карману выплачивать кредит, может продать свою недвижимость вместе с долгом по кредиту другому лицу и переселиться в более дешевое жилье.

Такой “либерализм” и гибкие условия решения ипотечной проблемы со временем привели к тому, что ипотечные кредиты стали выдавать “по первому требованию”, без должного изучения платежеспособности клиентов. В результате жилье в кредит легко получали и те, кто расплачиваться в принципе не собирался. Поэтому количество проблемных кредитов начало расти, как снежный ком, провоцируя лавину дефолтов.

Но и это еще полбеды. Далее делается еще один шаг вверх по лестнице, ведущей вниз. Выдав кредит заемщику под залог жилья, банк, ипотечная компания или сберегательная ассоциация эмитируют на сумму залога ипотечные облигации и перепродают их крупным финансовым институтам, чтобы сразу же получить деньги, которые опять-таки идут на выдачу ипотечных кредитов.

В итоге в Соединенных Штатах значительная часть населения является должниками по ипотечным кредитам. Одновременно институциональные инвесторы (пенсионные фонды, страховые компании, инвестиционные фонды и т. д.) активно вкладывают средства в ипотечные облигации. И называется это «секьюритизация активов». Перефразируя слова известного управдома можно сказать: «Я не знаю как это называется в Америке, я там не был. Может быть у них и секьюритизация. А у нас это называется финансовая пирамида почище МММ».

Но ведь и это еще не все. Чтобы стали понятней масштабы последующих потрясений поведуем еще об одной выдумке «проклятых империалистов».
В последнее время на валютном рынке все чаще говорят об операциях carry trade. Суть их проста как грабли. Берется кредит в японских йенах, естественно под низкую «японскую» процентную ставку, на эти йены покупаются высокодоходные валюты – американские, австралийские или новозеландские доллары и на другом конце света выдаются в виде кредита в этих самых долларах.

Без заумностей просто сравним учетные ставки в сентябре 2007 года: Япония – 0,5%, США – 5,25%, Австралия – 6,25%, Новая Зеландия – 8,0%. Почувствовали разницу? Это на одном долларе. А на пятистах «лимонах»? А несколько «ярдов»? То-то же. Как там писал основоположник марксизма: « А при 300% прибыли нет такого преступления, на которое он бы не пошел даже под страхом виселицы...».

На эти же, купленные на японские йены американские доллары, можно также прикупить высокодоходные (по западным меркам) американские государственные ценные бумаги (казначейские векселя, ноты, бонды) или же, внимание(!), закладные по тем самым ипотечным кредитам subprime.

Угадайте с трех раз, что будут делать хедж-фонды, прикупившие закладные, во время кризиса на рынке недвижимости? Ну так они это и сделали. То есть, закладные продали за доллары, затем доллары продали и стали покупать йену, чтобы хотя бы выйти в ноль при погашении кредитов по carry trade. "

"И тут началось. Доллар свалился против йены. Полетели вниз все биржевые индексы: американский DowJones, немецкий DAX, британский FTSE, японский Nikkei, не говоря уже о «прочих всяких шведах».

В результате все это сплелось в один огромный «снежный ком». Тут уж «не до жиру, быть бы живу». Банки стали опасаться проблем и начали перестраховываться, повышая ставки по ссудам и ужесточая требования. Количество денег в экономике катастрофически уменьшилось и на горизонте замаячил еще один кризис – кризис ликвидности (нам ли этого не знать: зарплата макаронами, табуретками и шпингалетами, полное отсутствие всякой валюты в обменниках во времена «хроники пикирующей национальной валюты» и прочее).

А затем стали появляться первые цветочки. 7 сентября 2007 года Министерство труда США опубликовало данные, в соответствии с которыми число рабочих мест в августе сократилось на 4 тыс. Эти данные просто шокирующие по сравнению с еще недавним ростом на 100, 200 и даже 300 тыс. мест в месяц. И такое произошло впервые с августа 2003 года, причем на фоне резкого снижения занятости в строительном секторе и обрабатывающей промышленности. А это означало, что рецессия в жилищном секторе начала сказываться на общем состоянии экономики США.

Следом, 12 сентября, на Нью-Йоркской товарной бирже значительно подорожала нефть. Понятно, что рост цен на нефть не является следствием кризиса на рынке ипотечного кредитования, но нервозности на финансовых рынках это несомненно добавило.

(продолжение следует).