В воскресенье, несмотря на выходной, новостные ленты забиты практически одной-единственной, но очень важной новостью: США и Европейский союз отменили санкции против Ирана. Эта новость стала распространяться из Вашингтона и Брюсселя сразу после доклада МАГАТЭ о выполнении Ираном всех обязательств по ядерной программе.

О снятии санкций с американской стороны заявил по поручению президента Барака Обамы госсекретарь США Джон Керри. В частности отменяются ограничения относительно компаний, которые сотрудничали с Ираном по вопросам добычи нефти. Американцы сохранили часть ограничений и оставили в санкционном списке порядка 200 человек и компаний из числа связанных с Исламской республикой. Отмену санкций со стороны Европейского союза огласила Верховный представитель Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини, которая заявила, что историческое соглашение между Ираном и странами Запада вступило в законную силу.

Накануне МАГАТЭ обнародовало заявление генерального директора агентства Юкио Аманы, в котором отмечается, что Иран выполнил все обязательства по ограничению ядерной программы и теперь отношения между Тегераном и МАГАТЭ выходят на новый, более качественный уровень, заявил Амана.

В июле 2015 года страны Запада (США, Германия, Великобритания, Франция, Китай и Россия – фактически постоянные члены Совбеза ООН плюс Германия) и Иран достигли договоренностей по иранской ядерной программе, согласно которым Иран обязуется прекратить производство ядерного оружия и использовать соответствующие ядерные объекты исключительно в мирных целях, а страны Запада, в ответ на это, снимут наложенные санкции. Иран соглашается с тем, что инспекторы ООН будут иметь доступ ко всем объектам, вызывающих подозрение, в том числе и военным.

Итак, какие «печеньки» в плане нефти уже получает Иран. Первое – доступ к замороженным счетам на Западе, на которых, по оценке американского Минфина находится порядка $50.00 млрд. Второе – возможность увеличить экспорт нефти на мировые рынке на 500 тыс. баррелей в сутки уже в ближайшее время. Третье – Иран, не имевший возможности экспортировать нефть в привычных для себя объемах, тем не менее производство не прекращал, а хранение сырья осуществлялось в супертанкерах класса VLCC, которые в настоящее время разбросаны по морям и океанам, по разным оценкам в количестве до 25 танкеров с 30-50 млн. баррелей нефти на борту. И эта нефть уже завтра может начать поставляться на рынки. Причем по «соответствующей» цене.

До введения санкций Иран занимал 42-43% европейского рынка нефти и страна с первых дней в новом качестве несомненно будет стремиться к восстановлению статус-кво. А кто сейчас занимает эту бывшую иранскую нишу и кто стремится застолбить свою долю на европейском рынке до выхода Ирана? И что в результате произойдет? Кто и у кого будет спрашивать разрешения? Разрешено все, что не запрещено. Да и оба визави Ирана в деле освоения европейского рынка нефти ни у кого особо не спрашивают разрешений. Так что пусть будут готовы. И не только они. А все. Все участники и наблюдатели рынка. И не только. Так что, Армагеддон? Наверное, все таки нет. Сланцевые компании в США при длительных ценах ниже $30.00 bbl будут испытывать серьезные затруднения. Бюджет Саудовской Аравии при таких ценах уже начинает трещать по швам. Что уже в таком случае говорить о России? Ждем открытия понедельника.

«Кто знает, что ждет нас?
Кто знает, что будет?
И сильный будет,
И подлый будет,
И смерть придет,
И на смерть осудит.
Не надо в грядущее взор погружать...» (Г. Аполлинер).