Форум трейдеров » Торговые стратегии » Начала начал. Теория, базовые понятия
+ Подписаться
Страница 2 из 17 ПерваяПервая 123412 ... ПоследняяПоследняя
  1. 3,586
    Комментарии
    52
    Темы
    3596
    Репутация Pro
    Аватар для wearbo  
    Панда

    5 Медалей
    Uzbek, за Ганна возьмусь скоро, смотря как время позволит. Сперва попытаюсь просто прочесть, при втором чтении что-то понять, при третьем - вникнуть в некоторые моменты... Если дело пойдет, можно будет прямо в этом разделе открывать тему "Синтез японских свечей и теории Ганна". Я 2 книги по нему уже скачал. Автор-Хьержик.
    Пустышка, спасибо! Буду стараться :)
  2. 3,586
    Комментарии
    52
    Темы
    3596
    Репутация Pro
    Аватар для wearbo  
    Панда

    5 Медалей
    В книге «Золотая жила-как три обезъяны считали деньги», предположительно написанной Мунехисой Хомма в 1755 году, автор пишет: После 60 лет непрерывного труда я постепенно обрел глубокое понимание движений рисового рынка… Когда все настроены по-медвежьи, есть основания для роста цен, когда все настроены по-бычьи, есть основания для падения цен». Нисон удивляется, при чем здесь три обезьяны в названии книги? И сам отвечает, что впоследствии столкнулся с сравнением принципов успешной торговли с правилами трех обезъян, которые учат не видеть, не слышать и не говорить плохого. То есть Стив так трактует эти правила, применительно к рыночной торговле:
    1. Не видеть: увидев бычью или медвежью тенденцию, не дайте себя увлечь, расценивайте ее как возможность продать. Как сказано в «Золотой жиле…» бычья (ян) и медвежья (инь) тенденции всегда чередуются (японцы уже в те времена понимали, что после роста или падения цен следует коррекция). Это правило позволяет понять, почему в японской методике свечного анализа сделан упор на модели разворота, а не продолжения тенденции.
    2. Не слышать: услышав бычью новость, не покупайте, услышав медвежью новость, не продавайте. Надежнее открыть позицию после выяснения реакции рынка на новость, а не в момент ее поступления. Как отметил Бернард Барух, биржевой миллионер и советник президента, на колебания рынка влияют «не сами события, а наша реакция на них». Сложно не согласиться с этими словами. Даже в книге Эдвина Лефевра «Воспоминания биржевого спекулянта» упоминаются слова этого человека: «Я пытаюсь исходить из фактов, и только из фактов, и я направляю свои действия в соответствии с пониманием ситуации». Именно это советовал Бернард М. Барух всем стремящимся разбогатеть.
    Тут автор книги «За гранью японских свечей» приводит интересный пример. Давайте его рассмотрим. Война в Ираке разразилась в первые дни августа 1990 года. Но как видно на рисунке, цены на золото застыли на отметке 425 долларов. Это был максимум, установленный в том же году, но немного ранее. Цены не смогли преодолеть его, несмотря на Ближневосточный военный конфликт. Подобная неспособность цен подняться на фоне потенциально бычьих новостей сообщает массу интересного, а именно: нужно остерегаться рынка, не поднявшегося от бычьей новости. И как мы видим, что спустя 2 месяца, цена опустилась к докризисному уровню в 360 долларов.
     
  3. 3,586
    Комментарии
    52
    Темы
    3596
    Репутация Pro
    Аватар для wearbo  
    Панда

    5 Медалей
    Продолжаем разговор о правиле "не слышать". Опасайтесь также тактики «шушуканья», как называют ее японцы. Это распространение ложных слухов для обмана остальных участников рынка. Снова вернемся к книге Эдвина Лефевра «Воспоминания биржевого спекулянта», там очень часто упоминаются ситуации, когда биржевые игроки применяли различные варианты тактики «шушуканья». Особенно мне запомнился пример с женой главного героя Джесси Лауристона Ливермора, когда один из владельцев компании в каком-то ресторане «по большому секрету» поделился с ней новостью о каком-то успешном проекте, который взметнет курс акций вверх. Таким образом он рассчитывал, что женщина сразу же прибежит к мужу и шепнет ему эту новость и биржевик купит крупный пакет… Но женщины. Ах, эти женщины… НЕТ! ДРУЗЬЯ! Я нашел этот кусок в книге и не могу его не запостить… Это так показательно, что надеюсь мне простят некоторую вольность и желание привести великолепнейший пример тактики «шушуканья»!

    Ежедневно я выслушиваю сотни советов от всевозможных людей. Я расскажу историю с компанией «Олово Борнео». Акции компании были выброшены на рынок в самый разгар бума. Группа учредителей послушалась совета очень умного банкира и решила не обращаться к услугам синдиката, профессионально осуществляющего размещение новых акций, а сама выпустить акции новой компании на рынок. Это был хороший совет. Но учредители в силу отсутствия опыта сделали всего одну ошибку. У них не было точного представления о том, на что способен рынок акций в период сумасшедшего бума, но при этом им не хватало разумного и либерального доверия к самому рынку. Все они были согласны в том, что для размещения акций на рынке нужно установить разумную цену, но они выбрали такую цену, что она отпугнула участников торгов.
    В соответствии с правилами учредители должны были придерживаться назначенной ими же цены, но на диком рынке быков их свинская жадность обернулась своего рода умеренностью. Публика покупала все, на что удавалось обратить ее внимание. Солидное вложение средств никого не интересовало. Всем нужны были легкие деньги, гарантированный выигрыш. Благодаря массовому экспорту военного снаряжения деньги лились в страну рекой. Мне рассказывали, что прежде, чем была зарегистрирована первая сделка с акциями «Олова Борнео», учредители умудрились трижды поменять начальную цену акций.
    Меня пригласили принять участие в сбыте этих акций, но, присмотревшись к ситуации, я отказался от предложения, потому что, если уж приходится осуществлять какие-либо маневры на рынке, я предпочитаю действовать самостоятельно и в одиночку. Я всегда использую собственную информацию и собственную тактику торговли. Когда акции «Олова Борнео» появились-таки на рынке, я, зная о ресурсах и планах учредителей, а также о возможностях рынка, купил десять тысяч этих акций в первый же час. Их дебют на рынке был весьма успешен. Учредители даже решили, что спрос настолько силен, что было бы глупостью сразу расстаться со всеми акциями. Они примерно в одно время выяснили, что я купил десять тысяч их акций и что они, скорее всего, смогут сбыть все акции далее при цене на двадцать пять или тридцать пунктов выше начальной. Поэтому они решили, что моя прибыль на этих десяти тысячах акций будет слишком жирным вычетом из тех миллионов, которые они считали уже как бы полученными. И тогда они затормозили работу по росту курса, чтобы вытряхнуть меня из игры. Я на это никак не среагировал. Тут они решили плюнуть на меня с моими акциями, потому что боялись упустить рынок, и начали взвинчивать цену, стараясь при этом выпускать из рук как можно меньше акций.
    Видя бешеный рост других акций, они к этому моменту начали считать свою прибыль уже в миллиардах. Когда курс акций «Олова Борнео» поднялся до 120, я продал свои десять тысяч. Это приостановило рост курса. При следующем большом подъеме рынка они опять попытались создать активный рынок для своих акций и часть акций сбросили, но такая торговля показалась им слишком накладной. Наконец они догнали цену до 150. Но на этом цветение рынка быков окончилось навсегда, так что учредителям пришлось сбрасывать акции по мере падения котировок. Покупали их чудаки, которым нравится думать, что если акции когда-то шли по 150, то 130 - это уже дешево, а 120 - крайне выгодно. К тому же они скачивали информацию, во-первых, брокерам торгового зала биржи, которые могут помочь во временном разогреве рынка, а во-вторых, комиссионным домам. Любая мелочь может помочь, и учредители жали на все доступные рычаги. Одна только была проблема - время рынка быков прошло. Публика бросилась теперь на другую наживку. Но учредители «Олова Борнео» не могли или не хотели этого видеть.
    В то время я отдыхал с женой на Палм-Бич. Однажды я выиграл немного у Гридли и, вернувшись домой, подарил миссис Ливингстон пятисотдолларовую банкноту. По забавному совпадению она тем же вечером на обеде встретилась с мистером Визенштейном, президентом компании «Олово Борнео», который и управлял размещением акций. Уже какое-то время спустя мы узнали, что этот Визенштейн постарался устроить так, чтобы за обедом сидеть рядом с миссис Ливингстон.
    Во время обеда он был с ней исключительно любезен и старался развлекать ее изо всех сил. Под конец вечера он очень доверительно сообщил ей:
    - Миссис Ливингстон, я собираюсь сделать нечто такое, чего никогда прежде не делал. И мне это доставляет большое удовольствие, потому что вы, как никто другой, способны понять значение моего поступка.
    Тут он умолк и озабоченно поглядел в лицо миссис Ливингстон, чтобы убедиться в том, что ей можно доверить важное известие. Она мгновенно поняла свою роль и с готовностью кивнула в ответ.
    - Да, миссис Ливингстон, большим удовольствием для меня было знакомство с вами и с вашим супругом, а поскольку я хотел бы и дальше сохранить ваше расположение, я готов продемонстрировать, что моя симпатия выражается не только словами. Я уверен, что нет нужды предупреждать вас, - то, что я скажу, не подлежит разглашению. Это строго конфиденциальная информация! - И тут он перешел на шепот: - Если сейчас купить акции «Олова Борнео», можно заработать громадные деньги.
    - Вы в самом деле так думаете? - спросила она.
    - Прямо перед выходом из гостиницы, - шепотом продолжал он, - я получил несколько телеграмм, содержание которых станет известно публике не раньше чем через несколько дней. Лично я намерен вложить в эти акции все свои свободные деньги. Если вы купите их завтра при открытии биржи, они вам достанутся по той же цене, что и мне. Верьте моему слову, эти акции далеко пойдут. Я вам одной только об этом рассказываю. Остальные ничего не знают!
    Она поблагодарила его и прибавила, что ничего не смыслит в спекуляции акциями. Тут он заверил ее, что ей и знать ничего не нужно, кроме того, что он сейчас доверил. А чтобы увериться, что она все поняла правильно, он повторил:
    - Вам нужно только купить акции «Олова Борнео», сколько пожелаете. Вот вам мое слово, что если вы так и сделаете, то не потеряете ни цента. Я ни разу в жизни не давал советов женщине, да и мужчине, кстати говоря, о покупке чего бы то ни было. Но сегодня я настолько уверен, что эти акции пройдут отметку двести и пойдут дальше, что мне захотелось, чтобы вы на этом заработали. Вы понимаете, мне просто не хватит денег, чтобы скупить все акции самому, так уж лучше вы выиграете на их росте, чем какой-то чужак! Я вам все это сказал, потому что знаю, что вы ни с кем об этом говорить не будете. Поверьте моему слову, миссис Ливингстон, и купите «Олово Борнео»!
    Проговорил он все это с выражением полнейшей искренности и произвел на мою жену столь сильное впечатление, что она сразу решила, что это будет отличным вложением тех пятисот долларов, которые она получила от меня в тот день. Эти деньги свалились на меня как с неба, и я их просто подарил ей. Иными словами, если бы не повезло и деньги пропали, ей было бы их не жаль. Но он ведь заверил, что она непременно выиграет. Как было бы чудесно самой сделать деньги на бирже, а уж потом показать мне, как она ловко умеет и такие дела устраивать.
    Ну, и на следующее утро она еще до открытия биржи зашла в контору Хардинга и попросила управляющего:
    - Мистер Хейли, я хочу купить акции, но не на мой обычный счет, чтобы муж ничего не знал, пока я не получу выигрыш. Вы могли бы это для меня устроить?
    Хейли, разумеется, разулыбался и ответил:
    - Разумеется, мэм. Мы откроем для вас особый счет. А какие акции вы хотите купить и сколько?
    Она передала ему пятьсот долларов и сказала:
    - Понимаете, я бы хотела рискнуть только этой суммой. Если дело провалится, я бы не хотела платить еще сверх этого, и, пожалуйста, мистер Ливингстон не должен об этом даже догадываться. Купите для меня сразу после открытия на все эти деньги акции «Олова Борнео».
    Хейли взял деньги и заверил ее, что не проговорится ни одной живой душе, и сразу после открытия купил для нее сотню акций «Олова Борнео». Помнится, они достались ей по 108. В тот день эти акции были очень активны, и к закрытию они поднялись на три пункта. Миссис Ливингстон была в таком восторге от своего подвига, что с трудом удерживалась от того, чтобы тут же все мне не рассказать.
    И так совпало, что в то время у меня крепло медвежье отношение ко всему рынку в целом. Необычно большое число сделок с акциями «Олова Борнео» привлекло к ним мое внимание. Я был убежден, что сейчас совсем не время для роста курса любых акций, а этих - меньше всего. В тот же день я решил начать игру на понижение и для начала продал десять тысяч акций «Олова Борнео». Если бы не я, их курс, думаю, поднялся бы не на три, а на все пять или шесть пунктов.
    На следующий день я продал две тысячи при открытии и еще две тысячи при закрытии биржи, и курс упал до 102.
    Хейли, управляющий конторой Хардинга на Палм-Бич, на третье утро ожидал визита миссис Ливингстон. Когда я бывал там занят, она меня навещала часов в одиннадцать.
    Хейли отвел ее в сторону и сказал:
    - Миссис Ливингстон, если вы хотите, чтобы я держал для вас эти акции, вам придется доплатить маржу.
    - Но у меня нет больше денег, - ответила она.
    - Я могу снять с вашего основного счета, - предложил управляющий.
    - Нет, - возразила она, - так Л. Л. узнает о моей затее.
    - Но у вас по этому счету уже образовался убыток... - начал он.
    - Но я же вам ясно сказала, что не хочу терять ничего, кроме этих пятисот долларов. Их бы я тоже предпочла не терять.
    - Я знаю, миссис Ливингстон, но я не решался их продавать, не посоветовавшись с вами, и, если вы не прикажете оставить их, я от них избавлюсь.
    - Но они так дивно себя вели в тот день, когда я их купила, - сказала она. - Я просто не могла себе представить, что все так быстро переменится. А вы догадывались?
    - Нет, что вы! Мне даже в голову не приходило! - В брокерских конторах приходится быть дипломатом.
    - А что с ними произошло, мистер Хейли?
    Хейли, разумеется, знал, но не мог сказать, не выдав меня, а деловая тайна клиента - вещь священная. Поэтому он отделался указанием на превратности рынка:
    - До меня ничего определенного не доходило. Но вы только взгляните! Почти не дышат! - и он ткнул пальцем в котировочную доску.
    Миссис Ливингстон воззрилась на падающие акции и вскричала:
    - Но мистер Хейли! Я не хочу терять мои пятьсот долларов! Что же мне делать?
    - Не знаю, миссис Ливингстон, но, будь я на вашем месте, я бы обратился к мистеру Ливингстону.
    - О, нет! Он не хочет, чтобы я самостоятельно торговала акциями. Он меня об этом просил. Он готов их покупать и продавать для меня, но я никогда ничего не покупала без его согласия. Я боюсь, он рассердится.
    - Все будет хорошо, - успокаивающе сказал Хейли. - Он великолепный биржевик и сразу сообразит, что делать. - Видя, что она отрицательно качает головой, он добавил со скрытой издевкой: - Либо вам придется доплатить пару тысяч, чтобы сохранить свои акции.
    Такая альтернатива мгновенно привела ее в чувство. Она обошла всю контору и нашла меня перед котировочной доской, где я наблюдал за тем, как слабеет рынок, и рассказала мне обо всем. Я был великодушен, но строг: «Ты глупая девчонка! Никогда не лезь в эти дела!»
    Она, разумеется, с готовностью пообещала, и я вернул ей ее пятьсот долларов, после чего она и ушла вполне счастливая. К этому моменту курс застыл окончательно.
    Было нетрудно понять, что случилось. Визенштейн был хитрым человеком. Он рассчитал, что миссис Ливингстон перескажет мне свой разговор с ним и я начну изучать акции. Он знал, что меня привлекает любая активность и что если я вхожу в дело, то ставлю по-крупному. Думаю, он рассчитывал, что я куплю десять или двадцать тысяч акций.
    В жизни не слышал о более хитроумной и артистической подставке. Но он ошибся. Да иначе и быть не могло. Во-первых, юная дама как раз в тот день получила в подарок пятьсот долларов, а потому была в более авантюрном настроении, чем обычно. Она хотела выиграть совершенно самостоятельно и очень по-женски представила себе, как это все будет замечательно, так что искушение оказалось неотразимым. Она знала, как я отношусь к дилетантам на бирже, и поэтому не рискнула ни о чем мне рассказать. Визенштейн с ней ошибся.
    Но он ошибался и в отношении меня. Я никогда не принимаю советов и наводок, а настроение у меня на тот момент было вполне медвежьим. Он думал привлечь меня к покупке акций «Олова Борнео», демонстрируя их активность и рост на три пункта. Но именно это подтолкнуло меня начать продажу всего рынка как раз с этих акций.
    После разговора с миссис Ливингстон моя жажда опустить это «Олово» еще окрепла. Каждый день сразу после открытия и незадолго до закрытия биржи я помаленьку продавал эти акции и наконец увидел возможность извлечь немалую прибыль из этих продаж на понижение.
    Я всегда считал, что торговать по наводке - это верх дурости. Сам я, видимо, не создан природой, чтобы следовать чужим советам. Иногда я думаю, что любители конфиденциальной информации чем-то подобны пьяницам. Всегда есть такие, кто не может устоять и всегда ищет дозу, без которой счастье кажется им невозможным. Ведь так легко настроить слух и впитывать советы. Чтобы тебе сказали, что именно нужно делать - и притом нечто простое и легкое, - чтобы стать счастливым, - это же великолепно, почти именины сердца. Это не столько ослепленность собственными желаниями, сколько надежда, спеленутая нежеланием хоть как-то мыслить.
    И ведь такую болезненную зависимость от чужих мнений и слухов встречаешь не только среди любителей и новичков. Профессиональные торговцы, работающие в зале биржи, в этом смысле столь же хороши. Я абсолютно уверен, что многие из них недолюбливают меня, потому что я никогда никому не давал советов. Ведь если я скажу кому-нибудь: «Продай пять тысяч стальных!» - он послушается и продаст. Но если я скажу ему, что у меня медвежье отношение ко всему рынку, и детально ему растолкую, почему я сейчас так воспринимаю рынок, ему не захочется вникать и он будет злиться на меня за то, что я отнял у него время, рассказывая об общих тенденциях рынка, вместо того чтобы дать точный и определенный совет, как сделал бы настоящий филантроп, которых много на Уолл-стрит и которые всегда рады подарить миллиончик друзьям, приятелям и вовсе незнакомым.
    Свойственная людям вера в чудеса рождается из неумеренного желания надеяться. Есть люди, для которых надежда как пьяный загул, и это постоянное опьянение надеждой создает образцовых оптимистов. Вот такие вот и обожают получать советы.
    У меня есть знакомый, член Нью-йоркской фондовой биржи, один из тех, кто считал меня эгоистичной и бездушной свиньей только потому, что я никогда не давал советов и не вводил друзей в курс дела. Как-то раз, это было несколько лет назад, ему случилось разговаривать с газетчиком, который случайно бросил, что, по слухам из хорошего источника, акции Дж. О. Г. должны пойти вверх. Мой приятель, брокер, купил тысячу акций, и тут цена пошла вниз с такой прытью, что он потерял три с половиной тысячи долларов прежде, чем успел выскочить из игры. Через день или два он, все еще очень злой, встречает этого газетчика.
    - Ты дал мне совершенно гнусную наводку, - обвинил он.
    - Какую наводку? - ничего не понял газетчик, который успел уже забыть их разговор.
    - По поводу Дж.О.Г. Ты сказал, что сведения из хорошего источника.
    - Ну, сказал. Мне сказал директор компании, входящий в финансовый комитет.
    - Кто из них? - кровожадно спросил брокер.
    - Если уж так хочется знать, - отвечал ему газетчик, - это был твой собственный тесть, мистер Уестлейк.
    - Какого черта ты мне не сказал, что сведения от него! - взревел брокер. - Ты меня подставил на три с половиной тысячи. - Он не верил в советы своих родственников. Чем менее родствен источник, тем чище и надежней совет.
    Старина Уестлейк был богатым и удачливым банкиром и организатором. Как-то он встретился с Джоном В. Гейтсом. Гейтс поинтересовался, что ему известно.
    - Я дам вам совет, если вы намерены ему следовать. А если нет, я лучше помолчу, - сварливо ответил Уестлейк.
    - Конечно, последую, - льстиво пообещал Гейтс.
    - Продавайте «Ридинг»! Здесь можно наверняка выиграть двадцать пять пунктов. Может быть, и больше, но двадцать пять я гарантирую, - с внушительной напористостью произнес Уестлейк.
    - Весьма признателен вам, - и Гейтс, которого называли «ставлю миллион», тепло попрощался и направился к своему брокеру.
    Уестлейк был специалистом по «Ридинг». Он все знал о компании и был в хороших отношениях с ее руководителями, так что все знали, что эти акции для него как открытая книга. И вот он посоветовал крупному спекулянту с Запада продавать эти акции.
    Что ж, акции «Ридинг» так и не замедлили подъем ни на мгновение. За несколько недель они выросли примерно на сто пунктов. И как-то старина Уестлейк на Уолл-стрит чуть не столкнулся с Джоном Гейтсом, но сделал вид, что не заметил его, и проследовал дальше. Но улыбающийся до ушей Гейтс догнал его и протянул руку. Тот с изумлением ее пожал.
    - Я хочу поблагодарить вас за замечательный совет по поводу акций «Ридинг», - сиял улыбкой Гейтс.
    - Я не давал вам никаких советов, - довольно-таки холодно отвечал Уестлейк.
    - Ну как же! Это была прямо королевская подсказка! Я сделал шестьдесят тысяч долларов.
    - Шестьдесят тысяч?
    - Ну да! А вы разве не помните? Вы мне сказали продавать «Ридинг», ну, я их и купил! Мне всегда везло, когда я использовал ваши подсказки наоборот, всегда! - Гейтс говорил очень почтительно.
    Уестлейк взглянул на этого блефующего грубияна с Запада и воскликнул:
    - Гейтс, мне бы ваши мозги! Я был бы очень богатым человеком!


    Итак, старайтесь избегать торговли на рынке, взбудораженном слухами. Исаак Ньютон сказал однажды: «Я могу рассчитать движение небесных тел – но не безумства людей». Так стоит ли участвовать в безумствах, вопрошает автор? Думаю, каждый ответит на эти вопросы для себя сам.

    3. Не говорить: не обсуждайте планируемые действия на рынке.
    А ведь так с вами бывало, наверняка… Оценив ситуацию, вы решаетесь на покупку и рассказываете кому-нибудь о своем решении. А в ответ слышите что-нибудь нелестное об этом рынке. И поскольку в биржевой игре всегда присутствует элемент неопределенности, вы начинаете колебаться и отказываетесь от покупки. И конечно же рынок идет вверх! Пусть вашим главным советчиком будет сам рынок. Даже в «Золотой жиле…» сказано: «…хочешь все узнать о рынке, спрашивай у рынка – только так сможешь стать ужасным рыночным демоном».
  4. 2,234
    Комментарии
    41
    Темы
    2234
    Репутация Pro
    Аватар для Пустышка  
    Мастер форумных наук

    5 Медалей
    Читать это, сплошное удовольствие )))
    Детективы отдыхают!
  5. 2,234
    Комментарии
    41
    Темы
    2234
    Репутация Pro
    Аватар для Пустышка  
    Мастер форумных наук

    5 Медалей
    Заинтересовавшись положительным отзывом скачал книгу "За гранью японских свечей". И меня заинтересовал следующий момент:

    "То есть теперь узнают многие", - протянул он разочаровано.
    Тут речь идет том, что вот-вот метод анализа японских свечей станет доступен многим американцам. И некий японский трейдер не рад этому.

    Меня вот что интересует. Как я понимаю, это должно быть или нейтральной новостью для этого японца, или положительной. Но никак не негативной. Ведь чем больше людей знает о методе и пользуется им, тем более достоверным он становится. Т.е. получается своего рода самореализующееся пророчество. Например, рассмотрим такой случай - образовался повешеный. Участники рынка заметили это и часть не рискует, в связи с этим, делать покупки. А часть, заметив это, начинает продавать. Получается, что цена идет вниз, только потому, что многие думают, что цена должна идти вниз. Получается, что для человека пользующегося этим методом анализа, нет ничего негативного в том, что многие люди узнают об этом. Почему же японский трейдер тогда расстроился? Есть ошибка в моих рассуждениях, или это такая загадка японской души? Например, ему важней чувствовать себя посвященным в тайное знание, чем получать прибыль... Или может автор бессовестно выдумал эту историю? :greedy:
  6. 3,586
    Комментарии
    52
    Темы
    3596
    Репутация Pro
    Аватар для wearbo  
    Панда

    5 Медалей
    Пустышка, уверен что Стив пишет правду в своих книгах, ему попросту нет смысла придумывать такие истории. А что касается реакции японского трейдера... Кто знает, какие мысли у его в голове? Дело в том, что "ЗНАНИЯ-СИЛА!", и чем больше трейдеров будет владеть ЗНАНИЯМИ, тем более уравновешенная ситуация будет на рынке. Кроме того, некоторая элитарность, владение секретными методами, давала преимущества перед менее искуссным противником, а рынок - это борьба между продавцами и покупателями. Так что полагаю, что изучение эффективных приемов и методик анализа уравнивает шансы сторон. Но бояться нечего! В том числе и тому японскому аналитику. 90-95% трейдеров уйдут с рынка ничего не освоив. Вместо них придут еще столько же. Учиться никто не хочет. Все хотят только рубить деньгу, к сожалению. Вы наверняка читали книги о великих трейдерах. Да, есть счастливчики, которые могут на Везении чтото заработать. Год, два, десять... Но в своей основе, за успешными трейдерами стоит титанический труд, тяжелая ежедневная работа, рутинный сбор информации, психологическое напряжение и умение контролировать свои эмоции. Так что если даже выложить перед толпой трейдеров систему торговли самых успешных биржевиков, теже 90-95% все равно сольют свои депо. Кто-то окажется слишком умный и начнет перерабатывать "под себя", кто-то не сможет соблюдать ММ и ТС, кто-то чего-то нагородит еще...
    Короче,

    "Учиться, учиться и еще раз учиться" - В.И.Ленин
  7. 11,884
    Комментарии
    346
    Темы
    10625
    Репутация Pro
     
    Старожил

    8 Медалей
    Цитата Сообщение от wearbo Посмотреть сообщение
    Тут автор книги «За гранью японских свечей» приводит интересный пример. Война в Ираке разразилась в первые дни августа 1990 года. Но как видно на рисунке, цены на золото застыли на отметке 425 долларов. Это был максимум, установленный в том же году, но немного ранее. Цены не смогли преодолеть его, несмотря на Ближневосточный военный конфликт. Подобная неспособность цен подняться на фоне потенциально бычьих новостей сообщает массу интересного, а именно: нужно остерегаться рынка, не поднявшегося от бычьей новости. И как мы видим, что спустя 2 месяца, цена опустилась к докризисному уровню в 360 долларов.
    нужно остерегаться рынка, не поднявшегося от бычьей новости.

    А чего тут остерегаться? =)))
    Классическое правило: "Покупай на слухах - продавай на фактах". Нелепо рассчитывать на дальнейший рост - при начале военной заварушки.
    Цены росли как раз в предверии этого - на слухах (покупали на слухах). А на факте начала операции - золото стали сливать (продавали на фактах).
    Так шо усё закономерно. ))

    Цитата Сообщение от Пустышка Посмотреть сообщение
    Тут речь идет том, что вот-вот метод анализа японских свечей станет доступен многим американцам. И некий японский трейдер не рад этому.

    Меня вот что интересует. Как я понимаю, это должно быть или нейтральной новостью для этого японца, или положительной. Но никак не негативной. Ведь чем больше людей знает о методе и пользуется им, тем более достоверным он становится.
    Ведь чем больше людей знает о методе и пользуется им, тем более достоверным он становится.

    Как раз нет - существует такое мнение, что чем больше людей пользуется каким-то методом - тем более он становится учтённым рынком.
    А американцы вообще не любят яп. свечи - они любят почему-то обычные бары.

    Получается, что цена идет вниз, только потому, что многие думают, что цена должна идти вниз.
    :) Обычно так и происходит. Цена идет вниз потому - что так думают те, кто ее реально и двигает.
  8. 2,234
    Комментарии
    41
    Темы
    2234
    Репутация Pro
    Аватар для Пустышка  
    Мастер форумных наук

    5 Медалей
    wearbo, практически со всем согласен )

    FX_Master, Ваша мысль мне не понятна. Вы пишете, что чем больше людей пользуется методом, тем сильнее метод учтен рынком. Т.е. иными словами, тем более влиятельным он становится (раз рынок его учитывает). Следовательно, чем больше людей знает о методе и пользуется им, тем более достоверным он становится. А Вы пишите "Как раз нет". Как это так? Можете привести конкретный пример?

    Мне тем более не понятно это возражение, в свете того, что чуть ниже Вы соглашаетесь с моей мыслью, написав что "Обычно так и происходит. Цена идет вниз потому - что так думают те, кто ее реально и двигает."

    Я ведь об этом и пишу. Появляется фигура, например повешенный. Чем больше людей знает и доверяет этому знаку, тем более вероятен исход, который ему приписывается. Так как количество покупателей сокращается на определенный процент, часть продавцов увеличивается, следовательно, цена с большей вероятностью пойдет вниз. Как и предвещал повешенный. И чем больше людей следует этому знаку, тем более значимым и достоверным он становится. Это же очевидно, на мой взгляд. Хотелось бы понять, в чем состоит Ваше возражение?
  9. 1,979
    Комментарии
    18
    Темы
    2017
    Репутация Pro
    Аватар для Алексей Угаров  
    Мастер форумных наук

    5 Медалей
    Цитата Сообщение от Пустышка Посмотреть сообщение
    Я ведь об этом и пишу. Появляется фигура, например повешенный. Чем больше людей знает и доверяет этому знаку, тем более вероятен исход, который ему приписывается. Так как количество покупателей сокращается на определенный процент, часть продавцов увеличивается, следовательно, цена с большей вероятностью пойдет вниз. Как и предвещал повешенный. И чем больше людей следует этому знаку, тем более значимым и достоверным он становится. Это же очевидно, на мой взгляд. Хотелось бы понять, в чем состоит Ваше возражение?
    А возражение, и очень существенное, в следующем. Пусть все знают, что цена сейчас должна пойти вниз. Все бросаются продавать. Черт с ней, с ликвидностью, пусть один "лох" находится, кто покупает в этот момент и ликвидность обеспечивает. Цена действительно идет вниз. В первый момент. Может быть. Но после этого продажи истощаются, все начинают ждать продолжения тенденции. А с чего? Кто-то же должен давить вниз, а все уже продали. Кто-то не выдерживает и фиксирует прибыль. Цена поднимается. Уже больше народу начинает нервничать и сбрасывать позиции. И теперь уже никто не хочет продавать! Цена улетает вверх, где уже тот самый "лох" начинает потихоньку снимать сливки. Вуаля.
  10. 2,234
    Комментарии
    41
    Темы
    2234
    Репутация Pro
    Аватар для Пустышка  
    Мастер форумных наук

    5 Медалей
    В принципе я с Вами согласен, даже если рассматривать такой экстремальный вариант. Хотя я имел ввиду более стандартную ситуацию, когда знаку доверяет только некоторая часть людей, а не 99%. Но впрочем, это не так важно, почти все ему поверили или нет. Если рассматривать ситуацию в этом разрезе, то говорить о том что произойдет через 2-3 дня после какого либо знака, в любом случае можно только с большой долей вероятности. Ведь каждый новый день добавляет свою новые штрихи к картине и может значительно её изменить её всего за несколько движений. На данный момент я пришел к тому, что рассматриваю ценовые фигуры как одну из причин для предсказания направления движения на 2-3 дня, не дальше. Ведь все время надо смотреть по ситуации, все очень быстро может измениться.

    Если рассматривать наш случай, то уверенно говорить о том, долгосрочным будет падение цен или нет, конечно, нельзя. Я с Вами полностью согласен. Меня скорее интересует влияние знака на следующие 2-3 дня, так как меня привлекает краткосрочная торговля. И потому доверие большинства к фигуре повешенного я рассматриваю как положительное. Так как краткосрочное падение цены меня вполне устраивает. Однако, теперь точка зрения того японского трейдера мне стала более понятна. Ведь он скорее всего рассчитывает на средне-долгосрочные движения. Излишняя массовость знаний чревата сломом рассчитанных на иную ситуацию схем. Хотя с другой стороны, рынок такая вечно меняющаяся штука, что рассчитывать на иное... не знаю, стоит ли в принципе )

Вверх
РегистрацияX

чтобы писать, читать, комментировать