Офф-топ » Общение на свободные темы » Политика
+ Подписаться
Страница 806 из 912 ПерваяПервая ... 706756796804805806807808816856906 ... ПоследняяПоследняя
  1. 240
    Комментарии
    1
    Темы
    306
    Репутация Pro
     
    В начале пути

    2 Медалей
    Депу­тат Евро­пар­ла­мента: Рас­стрелы на Май­дане - наша работа


    Снайперы, которые стреляли по протестующим во время событий на майдане в феврале 2014 года, были обучены в Польше. И были внедрены в эпицентр происходящего с целью спровоцировать беспорядки.

    Об этом в интервью изданию Wiadomosci рассказал кандидат в президенты Польши, депутат Европарламента Януш Корвин-Микке. Политик многозначительно добавил, что правда всегда становится явной.

    «Майдан — также наша работа. Снайперы были обучены в Польше. Террористы расстреляли на Майдане 40 демонстрантов и 20 полицейских, просто чтобы спровоцировать беспорядки. Правда в конце концов выходит наружу», — сказал политик.

    «Я сидел в Европарламенте рядом с Урмасом Паэтом, министром иностранных дел Эстонии, который в разговоре с Кэтрин Эштон признал, что это наши люди стреляли на Майдане, а не люди Путина или Януковича. Обученные у нас, на Западе», — заявил он.

    При этом депутат признал, что то же самое заявлял сам Владимир Путин, однако позже, чем Паэт, передает издание Вести.

    Отвечая на уточняющий вопрос журналиста, какой интерес в этом Польши, Януш Корвин-Микке ответил: «Мы делаем это ради благосклонности Вашингтона».

    Стоит добавить, что на недавней встрече с избирателями евродепутат заверил, что он сделает все возможное, чтобы Польша придерживалась абсолютного нейтралитета касательно так называемого украинско-российского конфликта. Корвин-Микке считает нынешнюю позицию официальной Варшавы глубоко ошибочной, и такой, которая может грозить началом Третьей мировой войны.

    «Не вижу никакой пользы для Польши, если начнется Третья мировая война», — цитирует его заявление «Польское радио».

    Ранее Януш Корвин-Микке заявлял, что хотел бы, чтобы Украина оставалась независимой, но при этом как можно более слабой. Он также прямо называл текущие события на Украине агрессией США в отношении России.
  2. 13,357
    Комментарии
    62
    Темы
    18691
    Репутация Pro
    Аватар для reimin  
    Худая голова

    8 Медалей
    При этом депутат признал, что то же самое заявлял сам Владимир Путин, однако позже, чем Паэт, передает издание Вести.
    Ну так, коли он был
    кандидат в президенты Польши
    то чё целый год молчал, а сказал лишь весной 2015-го? К выборам что-ль берёг?) Хозяйственный, мля.
    УПС. Вот смотрю на политику Польши(в общем и целом) в этой трагедии, так она мне напоминает шакала Табаки из "Маугли".
  3. 2,159
    Комментарии
    0
    Темы
    4092
    Репутация Pro
     
    Мастер форумных наук

    2 Медалей
    Что на самом деле украинцы думают про Крым и Украину | Русская весна
    Чтобы попасть на полуостров, гости с Западной Украины меняют автомобильные флаги Украины на флаги СССР, поток беженцев с Украины поднимает экономику приграничья, а жители Крыма внезапно стали «людьми 1-го сорта» в сравнении с бывшими соотечественниками.

    Об этом говорится в публикации крымского блоггера, который приводит выдержки из беседы с украинцем, сравнивающим жизнь в Крыму и на Украине.

    Сохранена орфография и лексика оригинала.

    «Очень интересно наблюдать за «патриотами», которые делают остановку перед границей для того, чтобы тщательно убрать из машин разную жовто-блакитную символику. Несколько раз видел, как люди на машинах с номером вроде АТ и ВС (Тернопольская и Львовская области — ред.) снимали флажки — вплоть до красно-чёрных „бан-де-ров-ских“, вместо них устанавливали „триколоры“ или даже флаги СССР(!), и ехали дальше. Если флаг СССР ещё у какого-нибудь запасливого великовозрастного галичанина мог остаться на всякий случай — помнишь, были такие маленькие, на деревянных ручках, им дети на праздниках 1 мая размахивали — то триколор же специально купить надо было. И хранить в тайном месте от соседей, которые может и сами такие, но точно не замедлили бы сообщить об обнаруженном мос-ка-ля-ке» — комментирует гражданин Украины.

    «Поток машин и пассажиров с украинской стороны очень сильно зависит от того, какие новости прозвучали накануне от „вражеской“ Федеральной миграционной службы. Всякое известие в новостях о том, что режим въезда на территорию РФ будет для украинцев ужесточён, вызывает резкий всплеск желающих успеть и пересечь границу. То есть, огромное количество народа готово сорваться с Украины при первой же угрозе всерьёз там застрять. Бегут почему то не в Европу» — продолжает он.

    «Многие из тех, кто едет с Украины в Крым, специально отправились получать подданство России. По закону или за взятки, так или иначе. На взятки особая надежда — ну, с учётом украинского опыта решения таких вопросов. Понимают, что Украине конец, просто не все ещё это увидели и осознали. В европах — никому они не нужны, там своих понаехавших хватает. Единственно, куда можно бежать прыгавшим на Майдане и получившим то, что хотели — Россия. Понятно, не все бегут с „фигами“ в карманах — но таких, наверняка, тоже немало» — сообщил собеседник.

    «Отдельная история — „патриоты“ и мобилизация. Количество людей призывного возраста с бегающими настороженными глазами тоже сильно выросло, и тоже очень связано с новостями. Правда, уже украинскими. Тут же верная примета — если в телевизоре начинают чаще обычного говорить о том, что мы опять победили кучу „боевиков“, „сепаров“ и бурятов, причём потерь, разумеется, нет — скоро по подъездам забегают военкомы. К гадалке не ходи.

    Забавно, что украиноговорящих таких — как бы не большинство. Украиноязычные, ясное дело, пытаются „переключиться“ в режим русского, чтобы акклиматизироваться заранее — но всё равно фонетика выдаёт. Русский язык же в школах в лучшем случае идёт как иностранный, а в худшем — как вражеский иностранный.

    Очень странное чувство видеть, как такой человек старается — смесь жалости и некоторого… отторжения, что ли. Потому что у каждого в глазах — страх.
    Они искренне боятся, что их в Крыму будут бить. Ведь так на Украине принято — если ты чужак, то тебя избивают, бросают в мусорный ящик или чего похуже. Неудивительно, что имеют основания ожидать такого же отношения к себе. Но ведь едут, несмотря на опасение коллективной ответственности. Которое, впрочем, остаётся необоснованным.

    Короче, в Крым массово бегут даже из регионов, которым исторически положено ненавидеть клятых мос-ка-лей. Остальное — как правило, Днепропетровск и Запорожье, АЕ и АР» — делится наблюдениями представитель Украины.

    «Эта массовость уже становится элементом экономики юга Украины. Новоалексеевка (конечная станция железной дороги, после объявления Украиной блокады полуострова — ред.) — это такой „город на границе“, как на Диком Западе. Кабаки, еда, контрабанда, место где переночевать и расцвет извозного бизнеса.

    От Новоалексеевки до границы топать километров пять, и мгновенно появились те, кто нашёл контакт с украинским погранпунктом. Могут довезти до него, а могут и через границу. Местные таксисты счастливы, говорят, что такими темпами (а тысячу гривен в день они легко зарабатывают) все скоро станут респектабельными и счастливыми. Количество бабушек с пирожками и прочим сельским фастфудом не поддаётся измерению.

    Многие из тех, кто готов стоять часами на „Чонгаре“, в Крым едут в первый или второй раз в жизни. Их сразу видно — пытаются выведать у более опытных соседей, что да как. Страшно переживают, чтобы им „не разбили машину за украинские номера“. Для вас тут это дикость — зачем обижать человека только потому, что он приехал откуда то, там — в порядке вещей» — сообщил собеседник о настроениях сограждан.

    «У вас что, спецпрограмма по беженцам такая? Луганские и донецкие ВВ и АН — это как индусы-таксисты в англо-саксонских державах. Чуть не половина всех такси в Симферополе и Севастополе с тамошними знаками. То есть, отчего их много в такси — понятно, людям деваться некуда. Но вот на «единоУкраине» человеку с такой машиной устроиться на работу непросто. Точнее, юридических причин отказать как бы нет — но или тебя просто не возьмут, или возьмут так, что сам скоро сбежишь.

    Только в Севастополе видел джип «Лексус» с донецкими, понятно, номерами — и «шашечками» такси. Лишнее свидетельство того, как быстро могут пройти земные блага даже у тех, кто в страшном сне о таком не мог помыслить — достаточно присутствия США, нескольких лет оболванивания, и пары-тройки беспринципных придурков во власти. Ну и собственной позиции «моя хата с краю» — добавил он.

    «И снова про „Украина не Россия“ — скажи честно, у вас тут хоть какой то памятник Шевченко снесли? Нет? И даже в Максима Горького не перекрасили, белого, красного и синего?» — удивился он.

    «Есть одна интересная штука — уровень стресса. Как только ты переезжаешь границу, тебя как то „отпускает“ внутренне. Хочется выдохнуть с облегчением. Тебе не надо постоянно быть в состоянии внутренней мобилизации. Ты не выискиваешь на улицах группки в камуфляже и балаклавах. Точнее, поначалу выискиваешь — рефлекс — но это быстро проходит.

    Поэтому, честно сказать, возникает зависть к тем же крымчанам. Да, всё дороже. Да, зарплаты пока не повысились до того уровня, как хотелось бы, бардака — выше головы. Но есть ощущение мира, и большей, что ли, правильности происходящего. Ходят спокойные люди. Живут, смеются, строят планы… Там этого всё меньше. И всё тяжелее туда возвращаться» — признал украинец.

    «Вы сами не поняли, как быстро оказались гражданами первого сорта. Точнее — просто, „гражданами“ страны, которая живёт и в которой стоит жить, а не „населением“. Которому дозволено сколько угодно прыгать и орать оскорбления „коммунякам“, „мос-ка-лям“, Путину и „сепарам“ — зато нельзя думать, помнить, да и просто — жить по-человечески. Ведь в любой момент, кого угодно могут законопатить в это самое „АТО“.
    Хочешь добрый совет? Цените то, что получили» — заявил напоследок собеседник блоггера.

    - - - Добавлено - - -

    Так есть ли российские войска вна ук-ро-пии ?

    "После разгрома Грузинской армии, её отступившие части перегруппировались и решили вернуться в Гори, но наткнулись на Российский блокпост. На фотографии видно, как солдат ВС РФ наперевес с пулемётом противостоит мотопехоте ВС Грузии, офицеры колонны угрожали пулемётчику дабы тот отошел с дороги и пропустил их, на что они услышали в ответ "Идитенахуйблять". Затем с пулемётчиком пытались поговорить СМИ, которые двигались с колонной и на что получили такой же ответ. В итоге колонна развернулась и двинулась туда, откуда приехала."



    Оказывается, русские бронированные буряты ещё в 2008 году со словами «Идитенах..йб...ть» принуждали к миру робких грузинов, чем не только расковыряли их старую рану, нанесённую им ещё Михаилом Юрьевичем Лермонтовым, но и заразили щирых украинцев, которые в то время очень болели за них. Теперь украинцы робко дрожат вместе с грузинами. Союзники же :)
  4. 2,159
    Комментарии
    0
    Темы
    4092
    Репутация Pro
     
    Мастер форумных наук

    2 Медалей
    Цитата Сообщение от reimin Посмотреть сообщение
    Ну так, коли он был

    то чё целый год молчал, а сказал лишь весной 2015-го? К выборам что-ль берёг?) Хозяйственный, мля.
    УПС. Вот смотрю на политику Польши(в общем и целом) в этой трагедии, так она мне напоминает шакала Табаки из "Маугли".
    "Польша - гиена Еврпы" (с) У. Черчиль.
  5. 2,159
    Комментарии
    0
    Темы
    4092
    Репутация Pro
     
    Мастер форумных наук

    2 Медалей
    Пятидневная война: Подвиг российских миротворцев — как все было в кадрах и лицах | Русская весна

    О подвиге наших воинов вспоминает Герой России подполковник Константин ТИМЕРМАН, в августе 2008 года командир батальона российских миротворцев в Южной Осетии.

    В 2008 году в Южной Осетии российские миротворцы первыми приняли на себя удар военизированной грузинской армады, за которой стояли спецслужбы и инструкторы из США и ряда других «цивилизованных» государств.



    — Константин, каким Вы увидели Цхинвал летом 2008 года?

    — 31 мая 2008 года мы приняли задачи по выполнению миротворческих миссий в Южной Осетии. Сразу в глаза бросилось вот что: посреди дня — раз, и взрыв какой-то, машина взорвалась. Потом чей-то мальчик гулял, нашел какой-то предмет, а он тоже взорвался. А потом за этого мальчика начинаются перестрелки между южными осетинами и грузинским населением. И регулярные провокации.

    — Как для Вас начались те, известные всем, события?

    — Вечер 7 августа. Когда я прибыл в штаб, там было много СМИ, и перемещались миротворцы-грузины. Все чувствовали — что-то не так.

    В то время были Олимпийские игры (а я помню, что в истории во время Олимпийских игр все войны прекращались), и я тогда подумал, что в ближайшие две недели ничего не произойдет.

    Время было около полуночи. Перед сном я решил еще раз подняться на наблюдательный пост. И в это время понеслось…

    Полетел «Град»… Как стреляет РСЗО (реактивная система залпового огня) — я знаю, имел опыт. Сразу понял, что это «Грады» стреляют — эти взрывы, искры от зданий, от снарядов… Не то чтобы я был шокирован, но на пару минут оцепенел… Первая мысль — как можно по городу вести беспорядочный огонь?! Хотя, конечно же, он был прицельный… Но те, кто стреляют, они же должны понимать, что там миротворцы! Если будет попытка нанести удар на подавление живой силы — это уже международный скандал!..


    — Если «Градом» шарахнули, это уже начало…

    — Да, это как начало Великой Отечественной, когда ************ы Гитлера без объявления войны в ночь, под 5 утра, поперли через границу. Так, думаю, и здесь — в 4–5 утра с рассветом попрут. Перевел подразделение в боевой режим, заслушал доклады с постов о массовом перемещении техники в направлении города Цхинвал. Докладывали: «колонна идет, примерно 150 машин». Потом поступил доклад: «со всех постов исчезли грузинские миротворцы, никого нет».

    — А изначально на постах были и российские, и грузинские миротворцы?

    — На каждом посту было 3 военных наблюдателя: российский, грузинский южноосетинский. Так вот, накануне — южноосетинские оставались на месте, наши тоже, а грузинские — исчезли.

    — Если приближается колонна с тяжелой техникой, то раздавить вас, оставшихся миротворцев, пара пустяков.

    — Поймите, у меня и не было задачи воевать с наступающими. А что получилось? Идет эта армада…
    База миротворцев

    Утром, часов в 5, начался худший из сценариев. Начался второй этап артиллерийской атаки, удар нанесли уже не РСЗО, а тяжелая ствольная артиллерия — снаряды калибра 152 мм. Вокруг меня начало рваться, пошла пехота. А перед пехотой сначала выехал грузинский танк и точным выстрелом попал в мой НП (наблюдательный пост). Вот тут пошли первые потери. Сразу 2 человека были ранены. Было ли это предупреждение или провокация?.. Я даже не знал, кто был передо мной — без флагов, без ничего — просто выстрелил танк по мне. А для меня это руководство к действию — я должен защищать своих людей…



    Первыми пошли их танки, мои боевые машины успели сделать по 2 выстрела, попали в эти танки. Но танки тоже успели выстрелить по моим машинам. У меня заживо сгорело 2 экипажа.

    — Вам пришлось противостоять танкам?

    — Танкам сопротивляться я могу только вблизи, метров на 300, путем применения РПГ. Но у них на всех танках установлена активная броня — при попадании от моих выстрелов особого эффекта не было.



    — Танков против вас много было?

    — Танковая рота. А ведь 10 танков уже достаточно, чтобы по руинам ездить. И все это при поддержке пехоты, артиллерии… Ну, а потом артиллерия уже четко начала долбить по моему батальону. Когда все еще только начиналось, я понимал, что мое подразделение еще не имеет боевого опыта!

    Сам-то я поучаствовал в боевых действиях в Чечне, 6 лет там провел.

    И тогда я решил проползти по окопам вдоль переднего края, посмотреть обстановку. Мой разведвзвод в это время меня прикрывал. И как раз в это время танк нанес удар по моей казарме. Танковый снаряд разорвался рядом: мне осколок попал в ногу, а командиру разведывательного взвода — в шею. Он сразу погиб, Серега Шевелев…

    - Я слышал, у Вашего комвзвода непростая судьба. Вы знали, что он был смертельно болен?

    — Сергей Шевелев… Тут такая история. Когда я приехал принимать батальон, мы сняли квартиру. И моя супруга случайно познакомилась с семьей, у которой ребенок, а муж тоже военный. Я — подполковник, а ее муж — старший лейтенант. Если между нами субординация, то девчонки просто дружат. Потом я узнал, что он — командир разведвзвода. Того самого, который я позднее принял в Цхинвале в этой миссии. В одной из командировок Сергей простудился, и у него начался рак лимфосистемы. Его положили в Бурденко, лечили химиотерапией, и раз в 2 месяца он на побывку к семье приезжал. Совсем молодой парень, года 24 ему было…

    — Химиотерапию пройти — это же инвалидность!

    — Наши жены договорились встретиться. И первое, что я увидел: передо мной светлый парень, но — лысый, без бровей, без ресниц… Он сказал, что дело на поправку идет, правда, приходится туда-сюда мотаться, семью содержать. Зарплата у нас, офицеров… Он, старший лейтенант — тогда тысяч 15–16… А он очень грамотный парень, профессионал-разведчик. Я ему говорю:

    — Если скомплектую батальон, пойдешь ко мне?

    — Конечно!

    — Хорошо. Если здоровье поправишь, я тебя возьму.

    Потом, когда уже в Цхинвале были, Сергея как раз выписали из больницы. Спрашиваю: «Готов? — Готов». Так он ко мне в батальон пришел. И тут начались боевые действия. С его здоровьем, вроде, все нормально… Это только позже я узнал от заместителя комвзвода Славы Хороша (который, кстати, тоже потом погиб)… Слава вдруг сказал: «Серега Шевелев, он же не выздоровел! Ему только легче стало, как его только выписали?..»



    И когда все началось, когда в БМП заживо сгорели 2 моих экипажа, я отправил его разведывательный взвод вытаскивать остальные экипажи. Потом слышу, как он там ведет огневое воздействие. Когда уже обратно втянули к нам этот взвод, я Шевелева к себе вызываю. Смотрю — у него автомат дымится… Я Сергея отчитывать:

    — Ты чего?! Почему с таким остервенением? Ты мой лучший разведчик, глаза и уши разведвзвода, ты должен руководить солдатами! А сам стреляешь, что там устроил! Давай, я сейчас все брошу и побегу на передовую долбить из автомата — а толку с того? Ты должен управлять!

    — Да я все понял…

    — Пойми, я должен твоей жене тебя живым и здоровым передать! Как я ей в глаза посмотрю, если что-то случится?..

    А когда ситуация настолько ухудшилась, что мне самому пришлось сделать вылазку вдоль переднего края… Сергей лично полез меня прикрывать… Находился в 15 метрах от меня… Когда танк выстрелил, он погиб мгновенно…

    Слава сказал, что до этого Сережка кричал: «Все равно я за Родину! Все равно, пусть и больной, но хоть как-то помогу. Не умру где-то, загибаясь в кровати — а достойно погибну в бою!..»

    На тот момент у меня были убитые, вместе с Сергеем, и раненые. Ранения тяжелые, у всех потеря крови, а мой медпункт уже разнесен в хлам! Операционную машину тоже разнесли; парень, который там лежал, сгорел. Все, что мы могли сделать с ранеными — оказать первую медицинскую помощь (наложить жгут, повязку) и ждать, куда их эвакуировать.

    — А куда эвакуировать?

    — Мы уже были в окружении! У меня был еще один, целый, бронеурал…
    Бронеурал выстелили матрасами, загрузили туда раненых, доктор посадил медсестру в кабину к водителю, чтобы она сопровождала раненых.

    Я говорю: «Она замужем? Ты что?! Сейчас грохнут, и никогда она замуж не выйдет, детей не нарожает!»

    Посадили вместо нее раненого моего фельдшера, нашли простынь, красками крест нарисовали, воткнули между кабиной и кузовом. И поперли они под обстрелом.

    — Доехали?

    — Как ни странно доехали. Хотя их и обстреляли. Но они добрались. Никто не умер, кто там был.
    Еще одна ситуация: вот 2 брата, оба ранены, один легче, другой тяжелее. Я их разъединил, мало ли — один погибнет, так хотя бы второй останется в живых. Оба живы остались. Это первый мой день был, 8-ое августа.



    Второй день был хуже. Интенсивность усилилась, обстрел был кошмарный. Появилась авиация, грузинские самолеты и наши. Воздушный бой над Цхинвалом. А у меня было отделение ПЗРК. Я мог сбить самолеты. Но я не знал, кого сбивать, крестов и звезд не видно, темный самолетик и светлый. Побольше и поменьше. Я думаю, кого сбивать? Мои зенитчики со «стрелами» спрашивают?

    — Товарищ подполковник, кого сбивать?

    — Уберите «шарманки» свои! Они там сами разберутся…

    Наши дизельные генераторы и радиостанции расстреляны. У меня связи ни с кем не было. Все дальние штабные машины связи тоже уничтожены.
    Я уже думал — Третья мировая начнется… Воздушные бои идут, танки вообще меня пилят.

    Два этажа казармы сгорело. В подвале мы организовали перевязочную. И беженцы из соседних домов понабежали, все плачут. На меня давило неведение…





    Потом прорвались ко мне 4 танка нашей танковой дивизии. Мы еще не знали, чьи эти танки, и сидели с гранатометами. Мне говорят: танки к нам прут! Потом видим — наши пробиваются; танкист, командир роты, ко мне прибежал, Юра Яковлев. Героем России стал…

    — Докладывай, — говорю, — Что там?
    — Наши идут, на помощь!

    Мы воспряли духом, еще интенсивней стали хлестаться с ними. Юра говорит:

    — Я пока ехал, почти все расстрелял. У меня в основном только осколочные остались.
    — Давай, Юра, что есть, тем и будем воевать.

    И мы, как ни удивительно, замочили еще пару грузинских танков.

    — На противника подействовало?

    — Конечно, они уже осеклись, раньше безнаказанно нас долбили, а сейчас уже присели. Плохо, что у меня не было снарядов для этих танков. Отстреляли мы их, на полдня растянули. После этого наши танки превратились в железо, то есть толку с них не было. Грузины все поняли, и давай уже к воротам подъезжать. Мы уже возле ворот сидим с «мухами», думаем, через ворота начнем мочить. Чтобы танк на входе загорелся и заблокировал вход другим. А они покружат и назад. Я говорю:

    — Юра! Пощеми их своим танком…
    — Конечно!

    Он садится в танк, без боекомплекта, открывает ворота — и туда!.. Слышим, там рев, он на танке гоняет их, я думал — ну, все. Я ему сказал только «погонять», вылететь, чтоб они разбежались и сразу назад. А он там их «щемил» минут 15. Я думал, погибнет. Слышу — рев, несется танк, все орут — вроде, наш! Ворота открываем, залетает наш ободранный танк…

    — Юра, ставь его поперек ворот, чтобы эти не заехали!

    Экипажу этого танка позже присвоили звание Героев России.

    — Один русский танк, без боекомплекта, против нескольких грузинских танков?

    — Да. Грузины растерялись от такого нахального выпада. Все-таки по духу они не вояки… Мы ведь уже готовились к рукопашному бою:
    — Когда невозможно будет стрелять, что будем делать? Сдаваться? Нет, мужики, штык-ножи готовьте — и будем врукопашную биться!..



    — Потери Вашего батальона?

    — 15 человек убитыми, 49 ранеными.

    — Если вспомнить тот первый день… Получается, грузины целенаправленно в самом начале по вам ударили?

    — Да. С началом действий южноосетинский миротворческий батальон перешел на сторону южных осетин, а грузинский — на грузинскую. А мы, получается, единственные, кто оставался выполнять миротворческую миссию. И весь «замес» начался там, где были мы.

    Беседовал Александр ЕГОРЦЕВ
  6. 13,357
    Комментарии
    62
    Темы
    18691
    Репутация Pro
    Аватар для reimin  
    Худая голова

    8 Медалей
    Цитата Сообщение от Constant_in Посмотреть сообщение
    "Польша - гиена Еврпы" (с) У. Черчиль.
    Кароч ясно....Тарас Григорьевич Шевченко высказался даже более откровенно. Судя по всему ментальность это нечто такое передаваемое с генами или ещё как-то и её вспотеешь менять)))
  7. 2,159
    Комментарии
    0
    Темы
    4092
    Репутация Pro
     
    Мастер форумных наук

    2 Медалей
    Арсений Яценюк отпраздновал свой первый заработанный миллиард.

    Украинский автогонщик, автомобильный и автоспортивный журналист Алексей Мочанов в интервью заявил, что Арсений Петрович на закрытой вечеринке отметил свой первый «ярд».

    «Несколько недель назад у Арсения Петровича, не скажу какого, догадайтесь сами, была закрытая вечеринка, где он отмечал свой первый «ярд», — отметил Мочанов в интервью.

    По его словам, «у нас, в самой бедной стране Европы, по-прежнему самое большое количество миллиардеров».

    youtube.com/watch?t=765&v=dSwPxPXkM1g

    - - - Добавлено - - -

    Цитата Сообщение от reimin Посмотреть сообщение
    Кароч ясно....Тарас Григорьевич Шевченко высказался даже более откровенно. Судя по всему ментальность это нечто такое передаваемое с генами или ещё как-то и её вспотеешь менять)))
    Ну, дык. Потому и в союзе с гитлеровской Германией напали на Чехословакию. Всё мечтают по "Польша от можа до можа" (с)
  8. 13,357
    Комментарии
    62
    Темы
    18691
    Репутация Pro
    Аватар для reimin  
    Худая голова

    8 Медалей
    В то время были Олимпийские игры (а я помню, что в истории во время Олимпийских игр все войны прекращались)
    Во-во... бан дерлоги тоже покрышки жгли во время олимпиады в Сочи. Так что, в нынешнее время, олимпийские игры не повод для остановки боевых действий, к сожалению.
  9. 13,357
    Комментарии
    62
    Темы
    18691
    Репутация Pro
    Аватар для reimin  
    Худая голова

    8 Медалей
    А насчёт виртуального кабинета порошка, так скорей всего для съёмок официальных выступлений проще иметь уже готовую студию со всякими телеприбамбасами на телевидении и порошку просто приезжать туда, чем телевидению каждый раз, когда порошку нужно, приезжать к нему в кабинет и устанавливать свет, звук и ещё там чего для съёмок. Скорей всего такая практика есть во всех странах. Тем более для порошка пробок не существует, впрочем, как и для других президентов, чтобы приехать в студию на телевидении. Ну а сам кабинет, с фальшивыми декорациями, показали лишь для сравнения с такой же властью на украине, то бишь картонной. Как-бы посыл такой был.
  10. 5,302
    Комментарии
    1
    Темы
    5670
    Репутация Pro
    Аватар для alwic  
    Кот Бегемот

    5 Медалей
    а посмотрим на бан деровцев как на людей
    хотя к людям они имеют весьма условное отношение





    Последние тайны ОУН. Любовь и ненависть украинских националистов глазами сотрудника КГБ

    Участник ликвидации ****************ского подполья раскрыл его исторические тайны



    — А ведь Маричка до сих пор ищет своего сына, которого бросила, когда сбежала к американцам, — говорит мой собеседник. — Только я знаю, где он... Если она прочитает эту статью, то все поймет.

    Передо мной — уникальный человек. Он лично участвовал в ликвидации остатков банд оуновского подполья в послевоенные годы на Западной Украине. Сутки напролет беседовал с арестованными руководителями, пытаясь не просто перевербовать, но и понять. Ему до сих пор пишут письма со словами: «Вы единственный, кто увидел в нас людей…» Он не боится проводить параллели между тем, что было тогда, и тем, что происходит сейчас.

    О любви и ненависти лидеров оуновского (Организации украинских националистов) подполья, тайных методах и спецоперациях по борьбе с ними — сотрудник отдела оперативных радиоигр КГБ Украины Георгий САННИКОВ в откровенном интервью спецкору «МК».


    — Георгий Захарович, сегодня украинские СМИ пишут, что никакого кровавого прошлого у Западной Украины нет и что ****************цы в действительности не были жестоки. Это правда?

    — Зверства были страшными. Но этому феномену было и свое объяснение — ненависть нагнеталась из поколения в поколение столетиями.

    — Подождите про объяснения. Вы видели зверства своими глазами?

    — Конечно. И видел станок для пыток, который изобрел известный в подполье эсбист Смок (он же Мыкола Козак, Вивчар). Человек подвешивался таким образом, что выкручивались все суставы. Боль дичайшая. Один из последних руководителей украинской повстанческой армии Васыль Кук (он же Лемиш) мне в тюрьме сказал так: «Если бы я попал в этот станок, то бы признался не только в том, что я агент НКВД, но что я эфиопский негус».

    Практически все лидеры оуновского движения были жестоки, просто кто-то в большей степени, кто-то в меньшей. Были выдуманы десятки изощренных способов убийств. Выкалывали глаза, женщинам отрезали груди, звезды на теле вырезали, бутылки вгоняли в анальное отверстие. Колодцы забивались трупами. Возглавлявший УПА Роман Шухевич говорил: «Наша политика должна быть страшной. Пусть погибнет половина населения, зато оставшаяся будет чистая, как стакан воды». И все эти зверства они творили со своим же народом.

    — Но какой должна быть идеология, чтобы заставить одного украинца так изощренно убивать другого?

    - Украинцы много веков были под польским гнетом. В Станиславской области сегрегация украинского населения была чудовищной. Скамеечки для поляков, скамеечки для украинцев. Отдельно вагончики для работающих на шахтах украинцев, отдельно — для поляков. Поляки относились к украинцам как к **********ам, рабам. Как такое забыть?

    И ненависть в итоге передавалась на генном уровне, вылившись в волынскую резню (в 1943 году боевиками УПА во время изгнания из Волыни местных поляков было убито около 100 тысяч человек, включая женщин, стариков и детей. — Авт.). Чего стоят одни только «веночки» — когда ********** детей привязывали к дереву по кругу! Сейчас спорят, кто первым придумал — украинцы или поляки. Бытует версия о появлении такого «веночка» еще в 30-е годы прошлого века, «сотворенного» сумасшедшей цыганкой из своих детей. Это очередная попытка отвести от себя страшные преступления.

    — В какой момент ненависть к русским стала такой же, как к полякам?

    — Когда та часть Западной Украины, что была под поляками, вошла в состав Российской империи. Тогда в Галичине (три области — Львовская, Тернопольская и Ивано-Франковская, в тот период — Станиславская) возникло общество под названием «Просвита», которое выступало за сохранение украинской культуры, традиций и языка. Но «Просвита» запрещалась царской Россией. В свое время еще российский министр Валюев говаривал: «Какой там еще украинский язык?! Нет такого и не будет!»

    СПРАВКА «МК»: Организация украинских националистов — ОУН — была создана в 1929 году полковником Коновальцем и несколькими военнослужащими. Во время Первой мировой войны они вступили в австро-венгерскую армию, воевавшую против России.

    — Советскую власть ненавидели так же, как царскую?

    Все, что было связано с ней, даже косвенно, подлежало уничтожению оуновцами. И достаточно было, чтобы какой-то украинец выразил симпатию Советам, чтобы на следующее утро вся его семья была уничтожена.

    За вступление в колхоз голосовали только вечером при выключенном свете, чтобы не было видно, кто первым поднял руку. Потому что таких «активных» ночью вешала Служба безопасности ОУН — СБ. В каждом селе были ее информаторы, которые тут же сообщали все подполью. А когда националисты приходили карать, то делали это по-бандитски, тихо, да и берегли патроны: людей они в основном душили. Для этого у оуновцев всегда были закрутки — веревочки такие... Оуновцы их нежно называли «мутузочки»…

    — А евреи? Сегодня кое-кто в Украине уверяет, что в ****************ском подполье были евреи.

    — Это все сказки. Евреев ненавидели так же, как русских и поляков. Объясняли это тем, что те держали лавки и трактиры, спаивали людей. Мне известно печальное исключение. Один еврей, бывший лавочник из Львова, некто Хайм Сыгал, прикинулся «щирым» украинцем, взял себе фамилию Сыгаленко, стал сотником в УПА. Какое-то время и в немецкой полиции послужил. Именно он прославился зверскими расправами над своими соплеменниками. Изощренно казнил лично не одну сотню несчастных. После войны сумел вновь превратиться в еврея и долгие годы ********вался в Западном Берлине как жертва нацизма, почитаемый всей еврейской общиной…

    ИЗ ДОСЬЕ «МК»:

    Для того чтобы создать в 1943 году дивизию «СС Галичина», Розенберг и Гиммлер доказывали фюреру, что жители Галичины — это скорее не украинцы, а австрийцы. Вербовка в дивизию шла через церковь и Украинский центральный комитет в Кракове. Малограмотным сельским хлопцам говорили: «Дивизия «СС Галичина» — это не эсэсовцы, а сичовые стрельцы!» От добровольцев отбоя не было. Из 80 тысяч отобрали 14 тысяч лучших. Остальных взяли на службу в полицейские отряды.

    Кук, Карпо и гроши

    — Вы упомянули про Кука. Как удалось его задержать?

    — Схватили Кука с помощью завербованного нами его связного и особо доверенного боевика Карпо. Тот привел Кука в бункер, контролируемый нами. Это случилось в 1954 году.

    — Кстати, много бункеров было в те годы?

    — Вся Украина в них. Их были даже не сотни, а тысячи! Бункер, схрон — по-разному их называли. Это разных размеров убежище под землей, сверху люк или другие выходы-лазы. Бункероваться националисты стали с 1944 года. Старались сами строить бункеры, а если привлекали евреев или тех, кому не доверяли, то потом уничтожали прямо на месте. В то время ****************цы в селах всех собак перестреляли, чтобы не лаяли и не выдавали их появления.

    — Сначала вы, выходит, завербовали боевика Карпо. И как же вам это удалось?

    - О, этот же вопрос мне Кук задавал потом много раз. Восклицал: «Это же невозможно!» А мы сделали. Опишу вам Карпо. Огромного роста, с такими глазами, что ужас наводили. Зубов у него не было — их съела цинга. Карпо был страшным человеком. В крови по локоть — не один десяток людей собственноручно повесил. Кук доверял ему целиком и полностью.

    Мы подослали к Карпо нашего бойца, и тот вел его через всю Западную Украину. У нашего человека был приказ: если почувствует, что Карпо его заподозрил, не задумываясь ликвидировать. Это было исключение из правил — мы всегда щадили ****************цев (потом объясню почему), но Карпо был слишком опасен, хотя и очень нужен. И вот в нужном месте мы схватили Карпо и начали его «обработку». Мы знали о Карпо все. И что дальше села, потом леса нигде не был, города не видал. И что мечта у него с детства — мороженое попробовать и в кино хоть разок сходить. И вот, когда его наш человек привел в нужное место и он был захвачен, мы показали ему Украину. Когда он увидел Киев, то пришел в неистовое состояние. Он и не догадывался, какие города есть, какая мощь! А потом мы привезли его в Крым. Все показали ему — заводы, стадионы, театры… И он сломался. «Перековали» Карпо.

    — И он отдал вам Кука?

    — Перешедший на нашу сторону Карпо привел Кука и его жену в «наш» бункер. Те от переходов так устали, что сразу заснули. Он их связал и нажал кнопку тревоги. На контрольном пункте загорелась сигнальная лампа, давая нам знать точное местонахождение. Кук проснулся. И тогда между ними состоялся примерно такой диалог (оба мне потом рассказывали):

    «Друже Карпо, за гроши продался? Сейчас «твои» прибегут. Здесь баночка с золотом и деньги. (У Кука при себе было 400 граммов золота, принадлежащего ОУН.) Тебе пригодятся. Ты же знаешь, я тебя не сдам». — «Не возьму». — «Почему?» — «Я не за гроши. Я за идею».

    — А самого Кука как удалось завербовать? На что он «купился»?

    — Есть категория людей, которые не вербуются. Они могут оказывать какую-то совпадающую с их интересами помощь, но не более. Кук так и не перешел на нашу сторону. Некоторые считают его агентом КГБ, а на самом деле не было этого. А с воззванием к своим подпольщикам он выступил, потому что понимал: нет смысла бороться дальше, нужно сохранять кадры для будущей Украины. Это был умный, матерый враг. Блестящий конспиратор, поэтому дольше всех главарей продержался.


    О том, что Кук захвачен, знали только ЦК Украины и высшее руководство Москвы. Для вида еще долгое время продолжался розыск. Его с женой поместили во внутреннюю тюрьму киевского КГБ, в специальную камеру.

    — Что в ней было необычного?

    — Она имела жилой вид — похожа была на обычную комнату, с кроватью и прочей мебелью. Содержание его там было настолько секретным, что знавшие о нем сотрудники соответствующего отдела были специально строго предупреждены. Раз в неделю приходил помощник прокурора республики в порядке прокурорского надзора. На это время камере придавался нежилой вид, а Кука с женой выводили в город под предлогом прогулки.

    Камера у Кука значилась под номером 300. Номер был условным, такого количества камер в тюрьме не было. И вот из-за номера он проходил у нас под кличкой Трехсотый.

    — А что стало с женой Кука?

    — Она была тоже ****************ка (родом из Днепропетровска), довольно активная. И Кук сидел вместе с ней.

    — В одной камере?!

    — Да. Кругом была «прослушка», а они друг с другом говорили, могли что-то важное сказать. С Куком я стал общаться волею случая. Пришел как-то в следственный корпус, куда Кука привели на допрос. И товарищ мой из отдела должен был отлучиться. Попросил с Куком побыть, но с ним в разговор не вступать. А мне так хотелось с ним поговорить. Когда мой товарищ вернулся, да еще в сопровождении группы высоких руководителей, мы с Куком стояли, почти вцепившись друг в друга, доказывая каждый свою правоту.

    И потом как-то ему говорят, что вот, мол, будет за вами закреплен оперативный работник, который будет вам литературу приносить, с которым вы можете беседовать на любые темы, но не по вашему делу. И он попросил, чтобы это был именно я. Начальство это устроило. Мне было поручено оказывать на него нужное нам идеологическое воздействие.

    — Вам это удалось?

    — К сожалению, нет. У него была своя идеология — националистическая. Стало также ясно, что мы не привлечем его к сотрудничеству в качестве нашего агента. Но использовать его в нужных нам мероприятиях мы все-таки сумели, потому что это частично совпадало и с его убеждениями. Работать с ним было тяжело, но интересно. Все время надо было быть начеку. Это был в высшей степени опасный противник, обладавший обширными знаниями по таким животрепещущим вопросам, как национальный и земельный. В спорах-беседах использовал не только свои идеологические выкладки, но в нужном месте применял и наши — марксистско-ленинские. И делал это виртуозно.

    — А он сам пытался вас на свою сторону склонить?

    — А как же! Говорил: вот вы, большевики, пришли к власти, потому что вас города поддержали, а село всегда было нашим, и оно бы никогда за вами не пошло. Для меня сложность состояла в том, что все разговоры наши с ним проходили под слуховым контролем. Но я иногда забывал об этом, увлекался, допускал какие-то ляпы (в том смысле, что соглашался с его позицией). Но как иначе — не «подпевая» ему в чем-то, я бы не смог его расположить к себе.

    — Как вы ему «подпевали»?

    — Я ему Ленина цитировал. Того Ленина, который говорил, что нельзя обижать украинцев, которые угнетались царским правительством. Который говорил, что захочет Украина уйти — пусть уходит.

    — Кук говорил, что в принципе ненавидит русских, что желает им смерти?

    — Нет, никогда. И я уверен, что Кук бы не взял тот лозунг, что сейчас используется на Украине благодаря американским политтехнологиям: «жидов и ************ей — на ножи и на гиляки». Он был куда умнее сегодняшних киевских правителей.

    — А сам Кук боялся смерти?

    - Он боялся бесследно исчезнуть. Был уверен, что его расстреляют. На этом настаивал и Хрущев. Но Киеву удалось убедить этого не делать. Иначе бы создали очередного национального героя. А так отсидел свои шесть лет, мы устроили его на работу в архив МВД, чтобы всегда был под контролем. А как же по-другому?

    А когда новые украинские власти предложили ему звание Героя Украины, он отказался. Хотя похороны его в Киеве в 2007 году были национальными. Венки от правительства Украины, от министерства безопасности, от МВД… Я, кстати, успел с ним попрощаться: позвонил ему за пару дней до смерти. И знаете, я думаю, что он бы не поддержал то, что сейчас происходит. Он был за полностью независимую Украину, а не ту, которой бы управлял будь то Запад, будь то Восток. Как-то он сказал в период «оранжевого триумфа»: «Не за эту Украину мы сражались».

    История самой красивой пары националистов

    — Среди руководителей оуновского движения было много пар или только Кук с супругой?

    — Было несколько примечательных пар. И вообще многое строилось на любви. Был такой Охримович, один из руководителей ОУН, агент ЦРУ, парашютист, заброшенный американским самолетом в 1951 году вместе с группой радистов. Он провел год с Куком в подполье, пока мы его не поймали. Они обменялись автоматами. У Охримовича был американский. Кстати, американцы забрасывали оружие на Западную Украину, но мало. Американские и английские самолеты летали над территорией Украины до 1954 года, забрасывая агентуру. Заявляю это с полной ответственностью. Просто об этом факте не знают даже многие сотрудники наших спецслужб.

    — Американцы поддерживали ****************цев?

    - Да. Нельзя говорить, что это было на уровне правительства. Но на уровне ЦРУ — однозначно. И не массово это было, не интенсивно. Так вот, Охримович летел не столько по заданию установить связь с подпольем, сколько к своей невесте. Он хотел ее вывести с Украины на Запад, думал, что каналы еще есть (а они уже почти все к тому моменту были нами перехвачены).

    Когда Охримович узнал, что невеста успела застрелиться, он отказался от сотрудничества и тоже был расстрелян... Среди оуновцев были верные пары. Верные и друг другу, и идее. Помню, одни такие (муж и жена), когда мы ее задержали, попросили отпустить их и тут же и ликвидировать как бы при попытке к бегству. Героями хотели уйти из жизни. У них всех была своя романтика, свои отношения. Но мы не согласились.

    Вообще люди такого типа мечтали о героической смерти. Был такой случай, когда один из руководителей оуновского подполья, потеряв в бою всю охрану, один вышел с двумя пистолетами в руках, ведя огонь по приближающимся солдатам. Каждый уважающий себя оуновец имел два оружия. Наган — безотказный, но очень тяжело нажать на спусковой крючок (вот вы, например, не нажмете), и пистолет — легкий, автоматический, но который мог отказать. И обязательно каждый носил лимонку Ф-1. Был привязан кожаный шнурок от нее к воротнику. Когда руки отказывают — чтоб можно было зубами чеку выдернуть. 3,5 секунды — и все. Многие пытались подорваться при захвате, но мы не давали. А потом они сами рады были. Потому что менялось сознание.

    К счастью, наш будущий пленник никого не зацепил. Руководитель операции дал команду пулеметчику бить по ногам. Ноги ему перебили, потом вылечили. Вербовал его один из наших руководителей, вел беседу на равных. Как украинец с украинцем, во имя будущего Украины. Столкнулись две идеологии. Наша взяла. Это была честная беседа, с документальными доказательствами, об использовании западными спецслужбами подполья в своих целях — разрушения славянского единства. В результате он стал одним из наших лучших помощников, а для подполья он навсегда остался героем.

    — Психотропные препараты при вербовках применяли?

    — У нас были препараты, чтобы усыпить на время и обездвижить. Не более. Ядов никогда не использовали. Мы щадили националистов. Почему? Потому что они люди. Мы перевоспитать их хотели. Так что все разговоры с их стороны о нашей жестокости — это неправда. Когда бой, то да, бой есть бой, убивали. Но ни одна собака не может сказать, что мы убивали просто так. Как это зачастую делали они. Конечно, были и у нас нарушения соцзаконности, но это не было массовым явлением и всегда каралось, вплоть до ареста.

    — И все-таки про любовь…

    — Да, я отвлекся. Самой красивой и яркой парой среди этих оуновцев были Орлан (Васыль Галаса) и Маричка (Мария Савчин). Любили они друг друга так же крепко, как свою идею. Маричка — очень энергичная, женственная, привлекательная. Я видел ее много раз, а она меня, к счастью, ни разу. Жесткая была. Она бы убила любого врага в том кровавом противостоянии. Это единственная женщина из подполья, награжденная золотой оуновской медалью. У них с Орланом было двое детей, рожденных в подполье. Первый остался у родственников, мы его держали как приманку. Второго она бросила новорожденным и ушла по крышам.

    — Как это случилось?

    — У нас была информация, что она в Кракове. Но где именно, мы не знали. И вот обнаружили ее случайно, во время облавы в кармелитском монастыре. Она там с ребенком была. Задержала ее польская безпека, а она ее обманула. Под предлогом, что ребенок заплакал, попросилась выйти у охранника. Там окно было, она на крышу второго этажа забралась и оттуда сбежала к мужу — он еще в подполье тогда был. С тех пор ребенка она не видела и не знает, что с ним. Хотя искала все эти годы и до сих пор ищет.

    — А что с ним?

    — Он выжил. Никто не знает, где он. Мы отдали его на усыновление в польскую семью. То есть людям той нации, которую она ненавидела так же, как русских. Надеюсь, она уже давно поняла, что нацизм — это тупиковый путь.

    — Почему она рассталась с Орланом?

    - После задержания мы продолжили с ними работу в тюрьме. Мы хотели завербовать их, а затем забросить на Запад. Казалось, нам удалось привлечь их на свою сторону. Но это только казалось. Он дал ей приказ делать вид, что она завербовалась. Он тщательно проинструктировал ее, как давать согласие на вывод за кордон и после переброски связаться там с американцами и все рассказать о положении в Западной Украине. Он был не только для нее любимым человеком, но и руководителем. Так что она согласилась. А мы не смогли проконтролировать их сговор, а она хорошо сыграла свою роль. Женщина!

    В нашем деле всегда есть элемент риска, однако мы были уверены, что даже если все сорвется, она вернется к нему (он-то оставался у нас). А она не вернулась. Слишком поздно пришло понимание, что надо было не ее, а его выводить на Запад. Он безумно любил ее и детей, он бы точно вернулся. Наверное, она не была так привязана к семье. Вспомнили, как она из автобуса наблюдала за старшеньким (перед выводом на Запад через Польшу ей организовали негласное свидание с сыном), — слез у нее не было. А провожавший ее Орлан безутешно рыдал. Идея борьбы за Украину превалировала у Марички над всем остальным.

    К счастью, у нас на Западе имелся надежный источник, и мы через короткое время узнали, что американцы поверили Маричке, решили провести контригру и рассчитывали на успех. Даже название ей дали пафосное — «Москва–Вашингтон».

    — А зачем вы ее вообще на Запад отправили?

    — Мы создали легендированное подполье во главе с Орланом, чтобы через контролируемую линию связи внедрять нашу агентуру в западные спецслужбы. Из всех оперативных радиоигр операция «Рейд» вследствие ухода Марички к американцам оказалась провальной. А «Москва—Вашингтон» получила свое развитие, но уже под нашим контролем. Вместе с Маричкой на Запад был направлен наш агент Тарас, которого американцы вскоре «втемную», как бы уже своего подготовленного курьера, перебросили в Западную Украину в специально оборудованном самолете. Но мы уже знали об этом и контролировали ситуацию. Неожиданно в нашу комбинацию вмешался сам Хрущев и приказал сбить самолет. Ему нужен был материал для выступления в ООН. С большим трудом Киеву удалось уговорить Москву не делать этого.

    — А что с Орланом и Маричкой стало?

    — Орлан талантлив был невероятно. И это с образованием-то в 4 класса! Как правило, руководители ****************ского подполья имели хорошее образование. После вывода Марички Орлан проживал под контролем в нашем оперативном особняке и вместе с оперработником учился в школе рабочей молодежи, где был единственным из 160 учеников, кто претендовал на золотую медаль. Умер в Киеве в 2002 году. А Маричка живет в США, у нее вторая семья, дети.

    — И все-таки почему Америка поддерживала ****************ское движение?

    — Американская и английская разведки активно использовали в своих целях зарубежные центры ОУН в Мюнхене. Там было много украинцев, очутившихся после Второй мировой войны на Западе. Именно среди этой украинской диаспоры западные спецслужбы находили нужных им людей для подготовки и заброски в Советский Союз. Лидеры оуновских центров доказывали своим «хозяевам», что в Западной Украине все еще активно действует вооруженное подполье, с помощью которого можно успешно получать интересующую США и Англию разведывательную информацию.

    — Американцы всегда были уверены, что наши спецслужбы слишком вмешивались в судьбу Украины…

    — А что было бы, если бы мы не разгромили ****************ское подполье? Сколько бы людей еще погибло? Националистическая идея — она ведь провальная. Не бывает наций чистых, особенно в сегодняшнее время. Но эта идея захватывающая. Она — как легковоспламеняющийся материал. И она при ловком регулировании щедро проплаченной массовой пропаганды легко приникает в сознание людей. Дело сделано. Остальное — за малым: свобода действий, все дозволено, убивай сколько хочешь. Тебе обещают прекрасную жизнь в будущем, не оговаривая, когда это будущее счастье наступит…

    Что сегодня происходит? Даже если отбросить три четверти того, что показывают наши телеканалы, то оставшаяся четверть разве не о жесткости говорит? Биатлонистка работает снайпером, пилот бросает кассетные бомбы на мирное население… Это факты.

    — Но это может быть и не национализм.

    — Тогда что? Я слишком много видел, чтобы сомневаться. К сожалению, мы не отслеживали ситуацию с национализмом на Украине последние годы. Мы проспали… В 1990 году во Львове был создан Украинский национальный союз — УНС. Тогда многие жители Украины называли членов этой организации украинскими ************ами. Мы промолчали.

    Украинская национальная ассамблея — Украинская народная самооборона (УНА–УНСО) — открыто ************ская и русофобская. Боевики этой организации откровенно хвастаются своим участием в вооруженных конфликтах против российских войск. А помните, как ее участники несколько лет назад с зажженными факелами промаршировали по притихшему городу? Это очень напоминало ************ский Берлин 1933 года. И ведь факелы несли внуки и дети тех, кто был в подполье, кто погиб от рук советской власти, соответствующим образом воспитанные и ненавидящие все, что связано с Россией. Долгие годы они маскировались, стали коммунистами, комсомольцами… Еще Шухевичем была дана команда легализоваться, проникать в органы власти. И они проникли.

    — Вот тогда националистическое движение смогли остановить. А как противостоять ему сегодня?

    — Только убеждениями. Вот ныне националисты говорят: «Я люблю свою Украину». А кто ж ее не любит? Разве право любить свою родину принадлежит исключительно одной нации? А что делать тем, кто живет на этой территории и тоже любит свою Украину, но думает и верит иначе, говорит на другом языке? Так почему не обратиться к практике других, прямо скажем, более цивилизованных стран, как, например, Швейцария, где несколько государственных языков, или хотя бы Канада, где, кстати, огромная украинская диаспора? Сегодня 1,5 миллиона украинцев зарабатывают на жизнь в Польше, почти 5 миллионов — в России. То есть трудятся на тех, кого ненавидели...


    Ева Меркачева

Вверх
РегистрацияX

чтобы писать, читать, комментировать