Офф-топ » Общение на свободные темы » Жентосик.(сказка):)
+ Подписаться
Страница 1 из 6 123 ... ПоследняяПоследняя
  1. 13,357
    Комментарии
    62
    Темы
    18691
    Репутация Pro
    Аватар для reimin  
    Худая голова

    8 Медалей

    Жентосик.(сказка):)

    Типо предисловие от автора :D.
    Познакомился со своей будущей женой в 2002 году. А она через месяц собиралась в пиндосию на несколько месяцев. Ну и во время разлуки решил написать ей сказку. Ну и назвал сказку Жентосик. Сначала хотел написать ее на старославянском. Вспомнил, что у моих предков где-то была книга "Слово о полку Игореве" именно на старославянском. Через несколько дней я уже с трудом, но мог читать ее в оригинале. Но, потом репу(это не зеленые кирпичи под аватаркой:D) почесал и, понял, что никто эту сказку кроме меня не прочитает . Но процесс усваивания старославянского был очень интересен. Жаль, но кончился запал его изучать. Через несколько лет из головы почти все на старославянском выветрилось. Ну, кроме "... комони ржут за Сулою...":D.
    Книга была в трех вариантах. Современный, старорусский и старославянский. Оказывается жутко интересно читать на языке своих предков. Узнал из книги, что фамилии типа Зайцевы, Звягинцевы и пр. произошли от половецких князей в районе 1100 годов. Могу соврать. Но, по-моему где-то так.
    Ладно, со старославянским проехали:D, решил написать на деревенском языке.
    Но, блин, черт возьми, тоже мало кто знает такие слова и выражения -
    хомузда, голбец, ишо не краше.
    Да, лан, думаю напишу на псевдодеревенском. И, знаете, оказалось, что написать простую русскую сказку это вам не хухры-мухры. Я, блин, моск ап каленку сломал, прежде чем что-нить изобрести. Все в детстве читали сказки и про Бабу-Ягу, Змея-Горыныча, Курочку-Рябу, Колобка ... и т.д.
    Несмотря на всю простоту русских сказок, ради интереса, попробуйте что-то свое придумать.:D Уверяю, дико сложная задача. Современные детективы, романы и иже с ними это пыль. Тут нужен минимум фантазии. Собирается как лего, из модулей. Примитив .ля.
    Прочитайке Конька-Горбунка и поймете, что такое настоящее творчество.
    Я не к тому, что претендую, а к тому, что не думал, что сказка это сложная в написании вещь. Был бы счастлив дотянуть до Колобка, но увы, вижу все минусы((((.
    Написал черновик о Общей тетради. Потом кучу раз переписывал в компе. Жене прочитал - ей понравилось. И тут накрылся винт. А я даже сказку не копировал. Ну все, пипец. Где-то был начальный черновик, у предков дома. Приехал к ним. Все перерыл. Дулю.
    Ну лан, судьба. В прошлом году в саду у отца увидел свою эту заленую тетрадку. Вместе с газетами лежала. Для растопки печки. Ёпрст, да неужели? Открыл ее(((( Ччерт, а она отсырела. А черновик в основном был написан гелевой ручкой. Все растеклось.
    Вуаля. А тут пару дней назад, дочка(два года с копейками) достала коробки со старыми мамиными дискетами(продвинутый ребенок) и разбросала их по полу. Взгляд выхватил одну из них, где маркером написано "Жентосик.сказка". А-ля "Рукописи не горят":D
    Точно, она. перечитывать не стал. А то, наверняка-бы начал ее переписывать. Но, как говорится, лучшее - враг хорошего.
    Ну лан. Буду счастлив, если кто-нибудь когда-нибудь почитает ее детям на ночь. :bow:

    Жентосик.

    (сказка)


    Было это давным-давно, еще при царе Горохе, а может и раньше. Кто ж теперь упомнит. Жила-была одна женщина. А жила она, надобно сказать, на самом краю леса, далече от деревни. Мужа у ней не было. Одни только заботы. А, вернее-то сказать, муж был когда-то, да, только, забрили его во солдаты. И осталась о нем лишь память, в три дня и в три ночи. Да, в придачу, дивчина народилась. Не проста девица, а особенна. И, как-бы, не от мужа вовсе, а, што-ли, сама по себе. Не смогли с мужем-то. Толи не успели, толи сробели друг пред дружкой. Того теперича не ведомо. Тайна на сем, за семью печатями. А народилась девчушка та из пирога, из капустового.
    И было это вот как. Забрили мужа во солдаты. Погоревала, бедна баба, покручинилася над своею тяжкой долею, да делать нечего. Жить как-то надо. Тут и лето красно пришло. И уход за скотиной особливый нужен. То на пастбища ее утром выгони, то вертай ее вечор назад, да коров дои. И за птицей уследи. Корму подай, когда надобно. Помет вымети. Рожь опять-же сей. Сорняки проредь. Работы, край непочатый. Надумала, как-то, пирог испечь, да не с мясом уж, а по-бедности своею, с капустой. Ставит, значит, баба пирог в печь. В самое, что ни на есть, нутро печи, а сама думает: "Кабы родилась у меня дочка, то помощница бы вышла. А народился бы сын, то вырос он, статным молодцем. Деревенским кралям на погляду". Подумала, значится так, и ставит пирог в печь-то. А сама на пирог слезу и обронила. Толи кручина напала, толи еще что, поди, разбери. Стоит, значит, пирог-то в печи. Румянцу набират. Корочку хрустящу приобретат. А женщина та, совсем уж было пригорюнилась. Ни от мужа весточки, ни в жизни просвета. Все одно. И, тут, как-бы агукает, понимаш, хто-то в самой печи-то. Вот те раз. Глядь туды. А тамо девчушка сидить, маленька така, от земли не видать. Што за чудо тако. Сроду не видывали, да и не слыхивали о таком. Достали противень, с пирогом-то, девчушка та, улыбатся, понимашь. А сарафан у нее, знатный какой. Бисером шит, блестки лазоревы по краям. А сама, прямо кукла, жемчужинами так и играт. Достала ее солдатка из печи, диву дается. А девчонка-то улыбатся ей, да лопочет чегой-то по-детски. Будто, сказать что норовит. Да так и не сказала. "Вот так, да. Думать, не думала, чаять, не чаяла, что тако чудо приключится. Знать на все воля божья. Кажись, то счастие мое пришло"- думала солдатка.
    А время меж тем шло свом чередом. Деньки, самы жарки бегли, аки вода в быстрине. Глядишь, ужо и урожай поспел. А дочка-то растет, ну не по дням, аж по минутам взрослет. Таперича и ползать перестала, вовсю за утками бегат. И "мама" лепечет. Вечерочком, глядишь, маманьку встречат с покосу то. Стоит сама, понимашь, качатся, за косяк держится. Вся в улыбке. Мамка дверь открыват, а та ей в подол тычется. Зубы режутся, так она мамке своей улыбатся, ажно всеми шестью зубами. А поначалу, солдатка-то, все мучилась: "Как назвать-то дитятко? Каким именем наречь?"
    Думала-думала, гадала-гадала. Да и порешила, без мужа, никак не можно. А тут ей во сне муж явился. В орденах весь такой, с лихими усами, да с раной кровавой на боку. И молвит ей, как наяву: "Наречи ее Женей, Евгенией, то бишь."- Так и порешила солдатка. Женя, так Женя. А пока мала совсем, будет Жентосиком.
    Время идет, подрастат Жентосик. Мать на нее надышаться не может. Кто ж думал, что на нее тако счастие свалится. Деревенски-то бабы, поначалу пересуды судили, а потом, вдруг и сами девчушку, взяли полюбили. Больно уж, ко двору, надо сказать, пришлась. А, Жентосик, гляди уж, гусей с хворостиной пасет, да хороводы с парнями вовсю водит. И нрав у нее, веселый да покладистый.
    Шло время. Муж у солдатки не вернулся с войны. Ни письма, ни строчки от него нету. А невеста все подрастат. Наливатся соком, как червонно яблоко. Того и гляди, сваты в хату пожалуют. Сидит, как-то, Жентосик у распахнута окна, крестиком вышиват, да думы свои девичьи думат. Тут и ребятня деревенска в светлицу пожаловала: "Айда,- говорит,- в лес. Хороводы водить, да через костер прыгать. Картоху запечем, а в ночь, пойдем цветок папоротника шукать. Потому как ночь будет на Ивана-Купалу". Испросила тогда Жентосик, у матери дозволения, уйти на ночь с дивчинами, да парубками, гаданья гадать, да веселья праздновать. Не хотела, было, матушка ее отпускать, чуяло сердце материнское неладное, но вскорости согласие дала. Уж совсем девка взросла, да приглядна. Глядишь и поженихатся там.
    "Уж негоже тебе, дитятко, в избе хорониться. Пора ужо встречать зарю ясну, красным молодцем. Растворясь в устах поцелуем сахарным. Иди милая, да будет тебе ночь кровом и звезды одеялом мягким. Только гляди, в лес глубоко не заходи, недоброе на сердце у меня. Вот возьми с собой иглу, еще дедом твоим кованну, из меча харалужного. А вот и нитка под нее, из русалочьей косы плетена. Как, ежели, приключится что недоброе, так ткни себя в левый мизинец до кровушки и промолви враз: "Как нитка тянется в иголку, так и я в добрый путь. А коли, случится блудить по чащобе, так завяжи узелок на нитке, русалки сразу и выведут, из дебрей-то лесных. Но вот, смотри, не забудь, опосля узелок развязать, а не то сама русалкой станешь".
    Получила Женечка благословение материнское, взяла ту нитку с иголкой и побежала себе в лес с ребятней, только лапоточки сверкают. И пошли всей гурьбой в лес, гулянья устраивать да веселиться всю ночь. Как стемнело, развели большой костер. И айда хороводы круг него водить. А, самы смелы, прыгают скрозь огонь, да и других задорят. Гляди, и, Жентосик, от них не отстает. Прыгнула, встала наземь, а сама рада-радешенька. Легко на душе, как очищение прошла. Сжег огонь все тяжки думы-печали. Только, глядит, вдали блеснуло чего-то, в самой глубине бора. "Поди ж то блазнится" - подумала. Ан нет. Прыгнула снова скрозь костер. Ужель, опять блистат в бору? Ну, точно, гляди-ка, переливатся, ако брильянт лучист. Где ж тут девице-красавице устоять пред таким соблазном. Так и подмыват глянуть, что-ж там, в бору хоронится, от людских глаз.
    Но опять-таки веселится со всеми. Да, вот, блеск энтот, покою не дает. Раззадорил девичье сердце-то. Вышла она от костров, да и тайком в бор ускользнула. Дай, думает, лишь глазком посмотрю и назад ворочусь. Никто и не заметит, что в бору была. Да и пошла на тот блеск, прям в саму чащобу лесную. А лес тот был, надобно Вам сказать, не чета теперешним. Ели в три обхвата, а в ветвях нижних простору столь, что цельная изба войдет. Да еще место останется. Корни из-под земли так и торчат, в разны стороны. Того и гляди оступишься. Иль в волчью нору попадешь, иль в берлогу к медведице на завтрак прибудешь. Да, уж, не робкого десятка Жентосик. Хоть и боязно ей одной плутать в бору, но коли, решила глянуть, что уж там так поблескиват в чащобе, то ни в жисть не отступится.
    Так она и продиратся, сквозь ветви, да коренья, да только блеск тот лучист, все никак ближе не становится. Идет она дальше, глядь, а впереди лужок виднется. И прямо-таки за лужком и сверкат, да так ярко, что кажду травинку на поляне видать. Всеми цветами переливатся, как чистой воды алмаз. А ближе-то подошла, и не камень то, драгоценный, вовсе, а папоротник зацветший. Лишь успела один лепесток надорвать, красоту эту неземную, так сразу и ветер в вершинах дерев зашелестел. И сыростью с луга потянуло. Ясно небо заволокло, да гром грянул. А папоротник и молвит человечьим голосом: "Не рви меня девица, не срывай красавица. Принесу я тебе счастье-удачу. А, коли, ослушаешься, то суждено тебе сгинуть в чащобе лесной. А волки да стервятники ужо от тебя и костей, белых не оставят".
    Делать нечего, полюбовалась еще раз на цветок, и идти собралась, к друзьям своим, да подружкам. Оглянулась, место вокруг гиблое. Лес стеною стоит, да болото по краю леса. И ни тропок, ни костра, не видно, лишь филин ухает. И мертвенная тишина, ни души кругом. Что же делать-то, как обратну дорогу найти? Ума не приложу. И пошла, девица, продираться сквозь препоны лесные. Идет, сквозь ветвей продиратся, лицо-то себе, все царапат и царапат.
    Долго-ли шла иль коротко, не знает. Как только выбилась из сил, так и присела отдохнуть. Тут пора бы и рассвету прийти, птицам свои песни заводить. Но тихо в лесу, как на кладбище. Ни ветерка, ни звука. И филин, ночной разбойник, тишину нарушат. Беду торопит. Вспомнила тут Жентосик, про матушкину иголку с ниткой. Завязала узелок на нитке, сплетенной из
    русалочьей косы. Вдруг, откуда ни возьмись, русалки на деревьях появились. Сидят на ветвях, свои космы причесывают. А космы-то у них до хвоста свисают. Сами красивые, глаз не оторвать. А одна и спрашиват Жентосика своим серебряным голосом: "Скажи нам, девица, зачем тревожишь? Пошто нас с праздника вызволила? Может поразвлечься хошь? К царю лесному, Берендею, в гости наведатся? Иль к морскому, Посейдону, в гости пожаловать?"
    - Спасибо, Вам русалки, за приглашеньице. Да только недосуг мне по гостям разъезжать. Уж надобно мне к подружкам моим, они подиж-то меня обыскалися.
    - Ну, будь, по-твоему, Жентосик, но учти, лес наш заколдован еще в давние времена, когда Калита-богатырь ранил стрелою лешего. И теперь у нас в лесу всегда ночь, а кто в наш лес заходит, так и блуждает, до самой смерти. Кабы не твоя игла харалужная из меча кована, с нитью, из русалочьей косы - сгинуть бы тебе навек в чащобе. Поворотись к самой яркой звезде и, иди, никуда не сворачивай. Как дойдешь до яру, иди вдоль него и в пещеру спускайся, там и выйдешь до дому. Смотри, цветов не срывай, да с лешими не говори, а нето, беду накличешь.
    - А, могу ли я, к костру, к ребяткам, да подруженькам вернуться, за костром хороводы водить? - спрошат Жентосик.
    - Поздно теперича хороводы водить. В нашем лесу времечко быстрей идет. Чай, цельна неделя, почитай с тех хороводов-то прошла. Все село тебя энту неделю искало, по лесам, да по болотам. С ног сбились. Кабы не волшебна икона у матери твоей, так и умерла бы она с горя. А как пропала ты из дому, так у иконы той, оклад засветился, значит, жива ты и невредима.
    Пошла Женя по звезде из лесу. А лес все реже становится. Поляны с красивущими горюн-цветами растут. Руки так и тянутся сорвать их. Ну, уж помнит русалочий наказ. Мимо идет. И леший не заставил себя ждать. Крадется сзади, все заговорить пытается. Соблазнял Жентосика самоцветами да жемчугами. А Жентосик, знай свое идет. И даже в сторону его не поворотится. Вот уж и небо просветлело. И лес кончился, да и леший из лесу нейдет. Нельзя ему свои владения покидать. Обрадовалась Жентосик. Со всех ног домой припустила. И на радостях таких, про узелок на нитке, совсем позабыла. Только в хате и вспомнила, когда мать свою увидала. Даже обняться не успели. Выхватила матушка из рук-то иглу с ниткой. Небо сразу потемнело. Ветрища подул. Не успел гром прогреметь, как родительница исчезла навсегда. Лишь успела сказать на прощанье: "Возьми, вот, чешую русалочью, то защита твоя". Небо сразу и просветлело, как будто и не было ничего. Стоит Женя одна посреди хаты, ни жива, ни мертва.
    Никак в себя прийти не может. Разревелась она навзрыд. Да, только, слезами тут не поможешь. Плач, не плач, а ничего подиж-ты не изменишь таперича ничего. Ни родителей, ни родственников у нее не осталось. Совсем одна-одинешенька во всем белом свете. Ну что же, как ни крути, а жизнь продолжается. И надеяться уже не на кого.
    Как-то на исходе весны, когда каждая птаха яйца высиживат, сидит Женя в светелке у окна. Сидит крестиком вышиват. Глядь, в распахнуто окно, а там молодец едет, на белом коне. Остановился у тына, спешился. Подошел к окну, откланялся и молвит:
    - Здравствуй девица, здравствуй красавица. Дозволь попросить испить воды ключевой".
    - Угощайся красный молодец. Видно путь, ты держишь неблизкий". Пошла за водою, а у самой, сердце так и бьется. Милого почуяло. Хотела воды набрать, да руки не слушаются. А как
    вынесла ковш с водой, так и зарделась вся. Испил молодец водицы и молвит:
    - Спасибо тебе красна девица за воду ключевую, что сил придала. Держу я путь неблизкий, предстоит мне сразиться с Вепрем Каменным. Стал он наши деревни зорить. А красавиц – во полон берет. Совсем от него житья не стало, в северных станицах. Уезжает народ с насиженных мест. Потому, как вепрь, никого не щадит.
    - Вот тебе, в дорогу еда и мед. Еще дед меня научил на медокурне справляться. Одень на
    себя чешую русалочью, будет тебе лучшей защитой от оружия любого. Положил молодец гостинцы в суму дорожную. Крепко обнял Жентосика, вскочил на коня и поскакал.
    - А как же зовут тебя? - крикнула в след Женя.
    - Сарома. - только и донес ветер.
    И пошло время ожидания, нитью длинной. День за днем, месяц за месяцем. Как не бывало. Сидит Женя у окошка, молодца ждет, слезы горькие проливает, земля под окном сыра. А утром глядь на энтом самом месте яблонька народилась. А к листопаду выросло одно единственное яблоко медовое.
    - Вот вернется милый, так отведает яблока, на моих слезах взращенное. А, Сарома, путь держит по местам непролазным, по чащам нехоженым, да по болотам гнилым. Вот уж и листья на древах желтеют, хлеба вызрели, осень скоро. Скоро сказка сказывается. Да жизнь не сказка, во всем терпеж нужен, коли не хошь кур смешить. Вот, наконец, почти добрался Сарома до Вепрева логова. Да вот, осталось лишь, по мертву лесу пройти. А лес тот не простой, он покой вепря хранит. Трава там не растет, листья не распускаются, птицы не поют. Лишь вороны днем на страже летают. На коне не проехать. Корни так и торчат из земли во весь рост. Оставил Сарома коня перед лесом пастись, сил набираться. А сам пошел Вепрево логово искати.
    Три ночи добирался, а днями хоронился от воронов - Вепревых доносчиков. Совсем уж из сил выбился. Кабы не мед, которым Жентосик в дорогу снабдила, то совсем худо пришлось бы. Отдышался чуть и в гору полез. Все руки о камни посбивал, пока добрался до логова. А логово глыбой каменной задвинуто. Ни простому человеку, ни богатырю, таку глыбу с места не стронуть. Долго Сарома пытался с места глыбу сдвинуть, все без толку. Только намаялся. А глыба ни на песчинку не поддалась. Затаился он подле входа. Ждать, значит, стал, когда Вепрь покажется. И, вот, среди ночи, земля задрожала, из скал гул доноситься. А через мгновение глыба с грохотом отвалилась от входа и, Вепрь, из логова показался. Вышел, обнюхал все вокруг, да прорычал, так что камни со скал посыпалися:
    -"Где ты кроешься человечина? Покажись. Я тебя на своих клыках покатаю". Вышел Сарома из-за камней и к битве приготовился. Ждет момента, чтобы Вепря мечом посечь. А Вепрь в ответ лишь громко засмеялся: - " Какой же ты глупый человечище. Меня не берут стрелы, и мечи харалужные тоже не возьмут. И копье свое, ты об меня лишь затупишь. Не соперник ты мне, глупец. А теперь прощай, мне пора за дело. Сегодня моей пленницей Жентосик станет" - сказал так, стукнул копытом о камень и, Сарому, камнепадом придавило. Кабы не чешуя русалочья, так бы и сгинул под теми камнями. Да, только, спас его подарок девичий. Сослужила добру службу та чешуя. Очнулся Сарома под завалом, вылезти не может. Кабы не смекалка, так бы и лежал под каменьями. Достал кремень, чиркнул им, поджег одну чешуйку и бросил на камни его придавившие. Рассыпались камни в прах. Встал Сарома, стряхнул с себя пыль и до логова добрался. Выдернул другую чешуйку, чиркнул кремнем, поджег ее и кинул в глыбу, что логово притворяла. И лишь чешуйка коснулась глыбы, как та в миг рассыпалась. Так вот и попал Сарома в логово Вепря. И стал ждать его, чтобы биться. В логове Вепрю тесно, не развернуться, а Сароме того и надо.
    Вот уж и ночь близится, а Вепря все нет. И лишь солнце скрылось за мертвым лесом, как земля задрожала, и показался Вепрь с Жентосиком на клыках. Бросил Вепрь ее наземь, копытом землю бьет и рычит по-звериному:
    - Так ты жив еще, человечина мерзкая? Покажись, я тебя с землей сравняю.
    Вышел Сарома из ********тия с копьем наперевес:
    - Готовься к смерти лиходей. Хватит уже на земле нашей разбойничать, да людей губить. Из этой пещеры выйдет только один из нас.
    - Я знаю, кто это будет,- захохотал Вепрь, - а ты уже не узнаешь. И, тут-же кинулся на Сарому. Не успел Сарома направить на него свое копье, как Вепрь, одним махом переломил его своим копытом. Выхватил Сарома меч харалужный, да только Вепрь сразу сломал меч клыками и остался у Саромы в руках лишь обломок, пырнул Сарому клыком и швырнул Сарому о стену логова. Кабы не чешуя, быть бы Сароме мертвому. Очнулся Сарома и выдернул тогда чешуйку, поджег ее и бросил в Вепря. И прожгла та чешуйка Вепрю шкуру. Взвыл он от боли, аж все логово ходуном заходило. А Сарома, тем временем, вскочил Вепрю на загривок и рубанул обломком меча. Да только шкура у Вепря такая, что ни один меч ее не возьмет. И у Саромы меч не взял ее. Лишь осколки от него посыпались. А Вепрь тем временем в себя пришел и скинул с себя Сарому. И уж чуть в него клыки свои не вонзил. Да, только, успел Сарома поджечь кремнем еще одну чешуйку и бросить зверю прямо в пасть.
    Зашипела она у Вепря на языке, задымилась едким дымом пасть звериная, взвыл он и упал замертво. Добрел Сарома, из последних сил, до Жентосика и упал без чувств. А когда пришел в себя, то вокруг уж не было никого, лишь на небе зажглась еще одна звезда, самая яркая. Назвал он ту звезду - Жентосик. А в мертвом лесу распустились листья.
    Недоступно! Pro 0
    Поделиться
    Просмотров: 7,177
  2. 2,151
    Комментарии
    6
    Темы
    2187
    Репутация Pro
    Аватар для SPace  
    Мастер форумных наук

    4 Медалей
    Ни Гоголь, ни Пришвин - не выжил никто...
    И в обмороке Агния Львовна Барто...

    Сила! :thumbsup_002:
  3. 566
    Комментарии
    17
    Темы
    567
    Репутация Pro
     
    В начале пути

    4 Медалей
    Супер!! :thumbsup_002: :thumbsup_002: :thumbsup_002:
    Спасибо, за 10 минут детства :)
    Интересная сказка :)
  4. 346
    Комментарии
    12
    Темы
    347
    Репутация Pro
    Аватар для over  
    В начале пути

    4 Медалей
    Знатен сказ! :bow
  5. 13,357
    Комментарии
    62
    Темы
    18691
    Репутация Pro
    Аватар для reimin  
    Худая голова

    8 Медалей
    Цитата Сообщение от TERA Посмотреть сообщение
    Супер!! :thumbsup_002: :thumbsup_002: :thumbsup_002:
    Спасибо, за 10 минут детства :)
    Интересная сказка :)
    На здоровье. :)
    На вторую сказку вряд-ли отважусь.... Трудновато дается. Не всем быть Бажовыми. Дочка подрастет, ей почитаю.
  6. 53
    Комментарии
    1
    Темы
    53
    Репутация Pro
    Аватар для Eternal  
    В начале пути

    2 Медалей
    Да што-то в этом есть. :rolleyes:
  7. 110
    Комментарии
    0
    Темы
    110
    Репутация Pro
    Аватар для колхозник  
    В начале пути

    2 Медалей
    человек без фантазии,это ущерб для общества...Reimin Вам это не грозит...:thumbsup_002:
  8. 507
    Комментарии
    5
    Темы
    543
    Репутация Pro
    Аватар для Goldhanter  
    В начале пути

    3 Медалей
    Бросай торговлю, зарабатывай сказочничеством:D
  9. 5,204
    Комментарии
    10
    Темы
    5014
    Репутация Pro
     
    Старожил

    6 Медалей
    Очень расстрогался...
    Спасибо!
  10. 7,448
    Комментарии
    55
    Темы
    7533
    Репутация Pro
    Аватар для Frankus  
    Дед Мороз

    6 Медалей
    Цитата Сообщение от reimin Посмотреть сообщение
    На здоровье. :)
    На вторую сказку вряд-ли отважусь.... Трудновато дается. Не всем быть Бажовыми. Дочка подрастет, ей почитаю.
    А Вы попробуйте современую сказку- попроще будет- про царя Обамея типа и императора МЕдведея:)

Вверх
РегистрацияX

чтобы писать, читать, комментировать